Михаил Матвеев. Официальный сайт

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
ГЛАВНАЯ СТЕНОГРАММЫ

Гимн стенограмме.

Печать

Одной из первых поправок в Регламент и Положение о Самарской городской думе, принятой по моему предложению сразу после начала работы 4 созыва в июле 2004 года, стало включение в них требования обязательного ведения стенограммы, аудио и видеозаписи заседаний Думы. Дело в том, что в отличие от своих предшественников – дореволюционной Самарской городской думы и Куйбышевского (Самарского) городского Совета народных депутатов, в Самарской городской думе 1,2,3 созывов (1994-2004) стенограмма и аудио(видео) запись не велись, и работа городского представительного органа местного самоуправления отражалась только в протоколах: слушали вопрос такой-то, выступили такие-то, решили то-то…

Разумеется, подобное положение не способствовало открытости и гласности работы депутатов, не давало избирателям, журналистам, исследователям возможности выявить ход рассмотрения вопросов на заседании Думы, позиции конкретных депутатов, логику принятия того, или иного решения. Как историк, работавший во многих центральных и местных архивах, я хорошо понимал, что отсутствие стенограмм заседаний Думы практически не «оставляет следов» работы представительного органа власти во времени, уничтожает «политическую драматургию» важнейших решений, принимаемых депутатами. Сталкиваясь как руководитель «Союза народного самоуправления» с рассмотрением инициируемых общественной организацией вопросов в Самарской городской думе 3 созыва (2000- 2004), я неоднократно наблюдал ситуации, когда гражданам приходилось буквально «продираться» сквозь регламент заседаний, когда в нарушение Устава города петиции и нормотворческие инициативы жителей, подписанные 1,3,25 (!) тысячами человек не рассматривались, либо рассматривались с нарушением регламента, а оспаривать неправомерные действия власти населению в прокуратуре и судах было практически невозможно: нет стенограммы оспариваемого момента, т.е. доказательств конкретных слов того, или ионного депутата, председателя Думы и т.д., нет видеозаписи- только протокол, из которого следует, что – «все в порядке!».
В Думе 3 созыва были случаи, когда по важнейшим вопросам, в которых власть и население находились в конфликте, депутат голосовал «против» своих избирателей, а говорил потом на встречах, что голосовал «за». Причем, дело даже доходило до судебных разбирательств, в которых в качестве доказательств со стороны жителей фигурировала любительская видеозапись (аппарат Думы запись не вел, а за тем, кто как голосует, следили две помощницы), а со стороны Думы - протокол. Установить истину не было возможным: дело доходило до опроса свидетелей. Абсурд! Анализ подобных ситуаций лишний раз убедил меня, что отсутствие стенограмм и видеозаписи заседаний к тому же не способствует повышению ответственности депутата, он не чувствует, что все, что он говорит на заседании (а иногда просто мелет чепуху, или продвигает явно расходящиеся со своими предвыборными установками вещи) пишется, протоколируется и может быть, как говорят американские полицейские «быть обращено против него». Как было бы интересно избирателям почитать, что говорят некоторые их депутаты!
В дореволюционном кадетском «Самарском курьере» и «Волжском Дне», да и не только в них, а во многих дореволюционных газетах неизменно публиковались стенограммы рассмотрения важнейших вопросов на заседаниях земских и городских собраний. Таким образом, читатель мог составить собственное суждение о работе гласных, т.к. стенограмма говорит сама за себя. Искусство дореволюционных стенографисток, фиксирующих в традиции того времени возгласы галерки, все эти «шум в зале», «с негодованием» и т.п., в сочетании с хорошим литературным языком гласных превращало чтение стенограмм в пьесу, драму, фельетон!
История знает немало стенограмм, распечатка которых вызывала настоящие политические скандалы и бурю эмоций. Стенограмма выступления Пуришкевича в IV Государственной Думе, стенограмма драматического заседания Учредительного собрания в январе 1918 г., когда «караул устал», стенограмма последнего перед расстрелом заседания Верховного Совета РСФСР в 1993 г., стенограмма заседания правительства и лидеров фракций по «монетизационным бунтам» в январе 2005 г. с бесподобным по цинизму Владимиром Вольфовичем… Есть и в самарской истории моменты, сохранившиеся и ставшие гласными только благодаря стенограмме. Чего стоит, например, знаменитое «послепутчевское» заседание 6 внеочередной сессии Куйбышевского горсовета 13 сентября 1991 года, фрагмент которого (диалог будущего губернатора Самарской области К.А.Титова с депутатом В.М.Семеновым) во время трансляции по телевидению таинственным образом исчез из-за «помех в эфире», но сохранился в стенограмме и обошел едва ли не все газеты. ( Госархив Самарской области.Ф.Р-56.Оп.55.Д.1102.Л.33) Если бы стенограммы заседаний не велось, то в протоколе вместо этого и других откровений политиков значилось бы: «Слушали: отчет председателя горсовета К.А.Титова. Выступили: Кутузов, Журавлева, Семенов... Решили: Отчет принять к сведению».И точка.

С не меньшим интересом читается сейчас и стенограмма первого заседания уже нашей городской думы, неоднократно «повторно созванного». И хотя вряд ли оно когда-нибудь будет считаться историческим, но, учитывая полутораголовалый «перерыв», объявленный на нем теперь уже бывшим председателем думы и мэром города Г.С.Лиманским, многие уже забыли: так о чем там был спор? Почему нельзя было проголосовать за повестку, предложенную председателем?
 
Читайте стенограмму. В ней, и в других, теперь все сказано.

 

Фото П.Воробьева
Наш баннер
Михаил Матвеев. Официальный сайт