Михаил Матвеев. Официальный сайт

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
ГЛАВНАЯ СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ АРХИВ Сколько лет Самаре? Куда делись два века истории города.

Сколько лет Самаре? Куда делись два века истории города.

Печать

М.Н.Матвеев, кандидат исторических наук,
депутат Самарской городской думы.

Если по признанию историков, точная дата, а уж тем более день основания Самары неизвестны, то 13 сентября по праву может считать ее вторым днем рождения, вторым, а когда-нибудь может- и первым Днем города.

Отмечая 15-летний юбилей возвращения нашему городу его исторического имени - Самара - не ко времени с одной стороны- других проблем хватает, а с другой- когда еще- в порядке постановки проблемы обозначить два вопроса: когда все-таки была основана Самара и когда ей более всего приличествует отмечать день города.

Согласно официальной, устоявшейся точке зрения, Самаре 419 лет.

В 1584 году в "Писаревском летописце" неизвестный автор писал:

"Того же году великий государь и великий князь Фёдор Иванович всея Руси... приказывает боярину своему и слуге и конюшему Борису Фёдоровичу Годунову да дьяку ближнему своему Андрею Щелканову городы ставить на Поле и в сивере и к Астрахани, которыя за много лет запустеша от безбожных агорян и от междуусобныя брани: Елецких князей вотчина Ливны, Койса, Оскол, Валуйка, Белгария, Самара, Кромы, Монастырёв и иныя многия польския и северская".

Таким образом, по указу Фёдора Ивановича в 1584 г. решено было основать крепость Самара (переименована в город в 1689 г.).

Между тем, Самара намного древнее этой даты, и чтобы добавить городу пару веков, самарцам не надо искать «татарскую монетку»: известно, что населенный пункт (пристань, поселение, городок) с названием Самара существовал на данном месте и ранее- по крайней мере за два века до указа Федора Иоанновича. (И первоначально планировалось построить поселение именно на месте поселения Самара, но изучение князем Засекиным местности показало, что наиболее удачным для военных и сторожевых задач будет место чуть выше по течению ( в современной Самаре эти оба места сошлись)).

В этом случае Самаре не 419, а по крайней мере- 638-644 лет (с учетом также и того, что до Петра Новый год на Руси начинался в сентябре), если считать от общепринятой мировой практики «первого упоминания», т.к. одноименное поселение - («Самара», или «Самарский городок») почти на данном месте, впервые упоминается в русских летописях еще в XIV веке (1361 год) и известно по карте Волги венецианских купцов Франческо и Доминико Пицигано от 1367 г., а так же отмечено на карте итальянского космогрофа Фра - Мауро в 1459 г.

Но возникает вопрос- почему тогда Самара ведет свою историю от крепости Самара, а не от поселения Самара? Ответ, как я полагаю, кроется в политической конъюнктуре времен Александра III и Алабина. На портолане братьев Пицигано Самарская лука и поселение Самар указаны как "Loters f." ("лотерс фуро") - "особо разбойное место". Таким образом, не исключено, что наш благочестивый город ведет свою историю от разбойничьего (возможно, казачьего) городка Самара, существовавшего здесь в 13-15 веке и промышлявшего грабежами волжских караванов. По другой версии - основателями поселения, находящегося на территории средневекового государства «Волжская Болгария» (а позже- Золотой Орды), были даже не казаки и беглые русские, а либо болгары, либо татары. (Во всяком случае, на карте братьев Пицигано в одном ряду с поселением Самар легко прочесть названия и других поселений- в частности Болгары- столицы Волжской Болгарии), что же касается Фра Мауро, на его карте Волга и вовсе названа «Edil», т.е. «Итиль».

 В любом случае выбор Петра Алабина, когда он озадачился в 80-е годы позапрошлого века вопросом- «сколько лет Самаре?» был невелик: либо вести историю города от «казаков-разбойников», либо от нехристей болгар и татаро-монгол. Алабин был первый самарский градоначальник, кто интересовался историей края и он, конечно, знал о существовании итальянских карт - о них Алабин даже упоминает в своей книге «25- летие Самары как губернского города». Но мог ли он считать их важнее царева Указа?

Некоторой попыткой углубления местной исторической памяти за 1586 год можно считать только популярную легенду о посещении в 1357 году места будущего нашего города святителем Алексием, считающегося с тех пор небесным покровителем Самары. По легенде по дороге в Орду (или обратно) святитель остановился у проживающего где-то здесь отшельника и предрек на этом месте основание города, в котором «просияет благочестие, и который никогда разрушен не будет». (Судя по месторасположению построенной в ознаменовании данного события в XIX веке и восстановленной лет 10 назад немного в другом месте часовне- где то на набережной в районе речного вокзала и ул.Заводской (пока- Венцека). Однако, несмотря на уникальную возможность обоснования возникновения поселения Самара 1361-7 годов с подачи побывавшего здесь несколькими годами ранее митрополита Алексия, Алабин ею не воспользовался. Хотя шансы на то, чтобы определить «доисторическую Самару» как русское христианское поселение имелись. Так, историкам известна выдержка из письма некоего купца Кузьмы Петрова, который в конце XV века, т.е. по крайней мере за сто лет до «основания» Самары в своих путевых заметках писал о ней: "...На берегу стояли люди при оружии и делали нам знаки, пытаясь пристать. Это мы и сделали. Люди были боярской службы, а не татары, как мы думали... Стены были бревенчатые, внутри часовня. Людей в ней было до ста..." Известен и т.н. "Старый чертеж 1497 года", составленный академиком Б.А. Рыбаковым.

Таким образом, легко убедиться (а это следует и из текста Пискаревского летописца), что по указу Федора Иоанновича в 1586 г. Самара строилась не вновь, а только восстанавливалась как разоренная и запустевшая от «безбожных агорян». Так в чем же дело? Так почему 419, а не 644?

Полагаем, не столько в том, что между крепостью, построенной Федором Иоанновичем, и историческим поселением было расстояние в 20 верст, (покрытое еще алабинской Самарой), а в том, что Петру Владимировичу, только ставшему в 1885 году городским головой, очень нужно было событие, которое обратило бы на город (и, конечно, на его главу) Августейшее внимание и стало бы отличным моментом в его политической карьере. Таким событием стало трехсотлетие Указа Федора Иоанновича (прямого родственника династии Романовых), приходящееся на 1886 год. При этом, правда, два века самарской доромановской истории оказывались за скобками - но разве может быть история в Диком Поле, еще не вошедшем в состав России? Безусловной заслугой Алабина было то, что до него никто вообще не задумывался о том сколько- 200, 300, 400, 500 ли лет Самаре, не говоря уж о том, чтобы иметь свой городской исторический календарь и праздновать его даты. Алабин провел колоссальную пропагандистскую кампанию по случаю обнаружившегося юбилея, способствующую росту интереса к прошлому Самары.

 Добился он и политических целей - внимания Императора Александра III, милостиво издавшего специальное соизволение на празднование 300-летия города в 1886 году.

Захлебываясь в верноподданнических чувствах, Самарская городская дума во главе с Алабиным пошла дальше, и чтобы уже наверняка связать историю города с правящей династией решила «установить для этого торжества такой день, который почему-либо был бы особенно памятен и любезен городу Самаре», а именно 29 августа- день посещения города Александром II, заложившим Кафедральный собор, и день тезоименитства самого Александра III. На что также получили монаршее соизволение. Торжества по случаю внезапно обнаруженного юбилея вышли на славу, став одним из наиболее заметных событий в дореволюционной истории города: были и именитые делегации, и фейерверки и телеграмма Его Императорскому Величеству, и ответ Его Императорского Величества, и ответ на ответ, и ответ на ответ на ответ («Благодарит»), и т.п.- а во главе всего этого весь в белом мундире- действительный статский советник П.В.Алабин. Мог ли он не воспользоваться таким случаем и пройти мимо такой уникальной возможности? (О том, что такое вовремя случившийся юбилей, хорошо видно по внезапно открывшемуся в этом году тысячелетию Казани. (Только Шамиев прибавил, а Алабину пришлось отрезать). Сложилось все- и искреннее желание Алабина-краеведа прославить Самару, и желание прославить самого себя, и точное попадение в струю официальной идеологии и взгляда на государственную историю.

Но создав данную систему исторических координат, Алабин не только подарил современникам праздник 300-летия (а нам 400-летие) города, сделав все те замечательные вещи, что упомянуты выше, но и надолго «закрыл» тему Самары 14-15 века, сократив историю города по крайней мере на два века. Удивительно, но и в советские годы, и теперь, об этом периоде почти не вспоминали: так, за все время существования самарской археологии, никто ни разу не провел никаких раскопок на «особо разбойном месте», отмеченном братьями Пиццигано под именем Samar. Начиная с В.В.Гольмстен и заканчивая Г.И.Матвеевой экспедиции самарских археологов бороздят бескрайние степные просторы от Волгограда до Казани, «копая» ямников, сарматов, срубников, именьковцев, болгар и почти не интересуясь тем, что у них под носом- территорией самого города, если не считать нескольких неолито-палеолитических стоянок в городских оврагах. (Справедливости ради следует отметить, что отсутствует государственный и общественный заказ и не интересует городские власти (и как следствие - историков и археологов) и возможность восстановления древней крепостной стены и первых строений засекинской крепости, Казанского собора 16 века, месторасположение которых известно. Никто не хочет поднимать со дна Волги и памятник Александру II, утопленный большевиками в районе первого причала, искать в подвалах старого города свезенный туда вестовой колокол 1613 года и т.д. Нет и вовсе простого и очевидного решения- вернуть исторической части города прежние названия улиц, восстановить историческую топонемику, освободив город от имен упырей вроде Венцека, Желябова, Гая и целой плеяды сомнительных «героев» гражданской войны- хотя бы потому, что в гражданской войне героев не бывает.)

Между тем, приближается время, когда вновь появляется шанс самарцам вернуться к своим корням- в 2007 году исполнится 650- лет пророчества митрополита Алексия и первого упоминания Samarы, и если взгляд на основание города не измениться, придется Самаре ждать еще лет 50, пока может быть в дело вновь не вмешается политика и новому Алабину не придет в голову, что 700-летний юбилей города в 2057 году - лучший повод напомнить о себе тогдашним августейшим особам.

Несколько слов о Дне города. Если уж мы не знаем- считать ли Самару от казачьего городка 14 века, или от царской крепости 16-го, то уж день города никак не может быть приурочен к дню его основания, т.к. он не известен. Потому на проблему следует взглянуть с позиции, предложенной Самарской городской думой в 1886 г.: «так как самый день основания города неизвестен, установить для этого торжества такой день, который почему-либо был бы особенно памятен и любезен городу Самаре». Мы знаем, что в 1886-1917 году таким днем было 29 августа. С советских лет 1986 г. и по сей день- это конец мая. Основанием для этой даты, утвержденной Куйбышевским горисполкомом с подачи профессора П.С.Кабытова к 400-летию, стало логическое предположение, что бревна для крепости (в конце августа 1586 г. уже принимавшей первых послов), очевидно, сплавлялись по Волге в апреле-мае.

Между тем, в истории города есть и иные даты «памятных и любезных» городу- это 25 января, день, когда Верховный Совет РСФСР утвердил своим постановлением решение Куйбышевского горсовета о возвращении городу исторического имени «Самара» (по мистическому совпадению совпавшее с днем смерти В.В.Куйбышева) и собственно 13 сентября - день принятия горсоветом этого решения. Последний, кстати, почти совпадает с дореволюционным днем города - 29 августа (по старому стилю, а по новому- 11 сентября). Возможно нашим коммунистическим вождям, отмечавшим в 1986 г. «400-летие Куйбышева» было все-равно и даже факт того, что май-месяц и без того перенасыщен различными праздниками их не подвиг к тому, чтобы выбрать для дня города другое время: пример предков был более мудрым- осень- время сбора урожая- традиционное для России время праздников. Напомним, что и Новый год на Руси отмечали в сентябре.

На торжественном заседании Самарской городской думы, посвященном 15-летию возвращения городу его исторического имени 13 сентября 2005 г., среди награждаемых грамотами за заслуги перед городским сообществом инициаторов переименования- членов комитета «Самара» и депутатов Куйбышевского горсовета была распространена анкета с предложением ответить на вопрос- «когда Самаре лучше всего отмечать день города?». Предложено было четыре варианта: сентябрь, январь, май, либо иной месяц- с привязкой к упомянутым выше аргументам и датам. Победил сентябрь: месяц, когда отмечала день города дореволюционная Самара, месяц, когда благодаря 80-тысячам подписей, собранных комитетом «Самара» в 1989-90 годах и 110 депутатам горсовета город получил свое второе рождение. (За этот вариант, кстати, проголосовали и профессор П.С.Кабытов и А.Н.Завальный и многие другие). В результате чего тут же прозвучала инициатива к Самарской городской думе о переносе дня города на вторую субботу сентября.

Отсюда вопрос: то ли в мае 2006 г. Самара отметит свое 420- летие, то ли в сентябре 2017 г.- 650-летие?


("Самарские известия", сентябрь 2005 г.)

 

Фото П.Воробьева
Наш баннер
Михаил Матвеев. Официальный сайт