Михаил Матвеев. Официальный сайт

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
ГЛАВНАЯ СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ Михаил Матвеев: «Самаре нужен действительно народный устав».

Михаил Матвеев: «Самаре нужен действительно народный устав».

Печать
Мы уже писали (см. «ВК» от 28 февраля 2006 года), что депутат Самарской городской Думы Михаил МАТВЕЕВ разработал свой проект Устава города, который, по его мнению, является компромиссным и может объединить «большевиков» и «меньшевиков» и вывести областной центр из затянувшегося «уставного» кризиса.
О том, какие события предшествовали этому кризису (в частности, как принимался «большевистский» устав Самары), а также о возможном развитии событий, связанных с выборами самарского градоначальника, Михаил Матвеев рассказывает в интервью нашей газете.

- «Большевистский» вариант устава Самары был принят 31 марта 2005 года. Были ли среди «большевиков» какие-то дискуссии по поводу способа избрания главы города, или они сразу решили, что будут выбирать мэра из своего состава?

- С июля 2004 года, когда прошли выборы в Самарскую городскую Думу, по декабрь в комитете по местному самоуправлению, членом которого я являюсь, шла активная работа по подготовке поправок в действующий устав Самары, принятый в 1996 году. Но логика противостояния между «большевиками» и «меньшевиками», которые поддерживают нынешнего самарского мэра, привела к тому, что конфликт стал всё более обостряться. И, видимо, тогда кому-то из «большевиков» пришла в голову идея применить на практике одно из положений ФЗ №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», согласно которому глава муниципального образования может избираться, в том числе, и депутатами представительного органа из своего состава. К сожалению, в ФЗ №131 не прописаны чёткие критерии, когда глава муниципального образования избирается всенародным голосованием, а когда - из числа депутатов.

- А есть ли какие-то плюсы у модели выбора главы города из числа депутатов?

- Такая модель существует и в России, и в других странах. И определённые плюсы она имеет. Как специалист по местному самоуправлению, могу сказать, что она является оптимальной для маленьких городов и поселков с численностью населения до 5 тысяч. В таких муниципальных образованиях представительный орган состоит из 10-15 человек, и практически все политически активные и уважаемые люди могут стать депутатами собраний представителей. Поэтому выбор главы исполнительной власти из числа депутатов позволяет минимизировать расходы на управление и не наносит никакого ущерба демократии. Но для крупных городов, тем более для городов-миллиоников, это неприемлемо.

Раньше, когда в горсовете Куйбышева было 250 депутатов, каждый из них избирался от округа, в котором насчитывалось две-две с половиной тысячи избирателей. При таком раскладе можно обойти буквально каждую квартиру, познакомить людей со своей программой и убедить голосовать за себя. Сейчас же в Самаре депутат избирается от округа, в котором насчитывается порядка 25 тысяч избирателей, и, откровенно говоря, победить он может, только если ведет активную общественную работу в округе, либо потратив огромные финансовые средства на свою предвыборную кампанию. Поэтому независимость и представительность такого депутатского собрания вызывает большие сомнения, и ему вряд ли стоит отдавать на откуп решение такого важного вопроса, как избрание главы города.

- Как проходило голосование за «большевистский» устав?

- О том, что нам предстоит принимать новый устав Самары, предполагающий отмену прямых выборов главы города, я узнал за час до начала заседания городской Думы 31 марта прошлого года. Точно так же об этом узнали и другие депутаты.

- Получается, что народные избранники голосовали за «кота в мешке»?

- Да. Но с этим никто кроме меня не спорил. Я выступил против принятия данного законопроекта. После чего был объявлен тридцатиминутный перерыв, во время которого разные влиятельные люди пытались уговорить меня изменить моё решение. Но я сказал, что среди моих политических взглядов не так много принципиальных, но этот - выборы мэра всенародным голосованием - один из них. В результате из 25 присутствующих на заседании Думы депутатов 24 послушно подняли руки за принятие «большевистского» устава, а я отказался.

- В настоящее время ситуация с уставом Самары продолжает находиться в подвешенном состоянии. Формально в городе действует - в той части, которая не противоречит федеральному законодательству, - устав 1996 года, предполагающий выборы мэра всенародным голосованием. Ваша разработка своего варианта устава города - это начало вашей предвыборной кампании или что-то иное?

- Предложения принять участие в выборах мэра мне действительно поступают. Но напрямую разработка устава с ними не связана. В этом документе я попытался выразить свои взгляды на устройство города и городской власти, на взаимоотношения между властью и населением. Этот устав можно считать программным документом, отражающим мои политические взгляды. Но написан он был потому, что городу Самаре просто нужен хороший Устав. Я люблю свой город и считаю, что если у меня есть возможность такой устав предложить, я должен ею воспользоваться. Местное самоуправление- тема моей докторской диссертации, я ее хорошо знаю. Будут ли выборы вообще или нет, я не знаю, а предложения по Уставу города я буду вносить обязательно. Могу однозначно заявить, что никогда не буду выставлять свою кандидатуру, если мэр будет выбираться из числа депутатов, поскольку всегда выступал за прямые выборы.

- Как будут развиваться дальнейшие события с вашим вариантом устава Самары?

- Есть два варианта развития событий: позитивный и негативный. В первом случае развитие событий может выглядеть следующим образом. В двадцатых числах марта состоится заседание Самарской городской Думы, я внесу свой проект устава города, он будет рассмотрен депутатами, направлен на публикацию, пройдут публичные слушания… И, если этот документ всех устроит, потому что носит компромиссный характер, то на апрельском заседании Думы он может быть принят, а потом подписан главой города. После этого противоборствующие стороны перестают спорить о способе избрания мэра и переносят борьбу в плоскость прямых выборов, которые состоятся в октябре.

Какой устав устроит всех? Тот, который примет Дума и подпишет нынешний самарский градоначальник. И я не вижу никаких реальных оснований, чтобы, во-первых, Дума не приняла устав, дающий ей самые широкие полномочия (в том числе по утверждению тарифов, контролю за городской администрацией и т.д.), и, во-вторых, чтобы нынешний мэр не подписал документ, который даёт ему возможность ещё раз идти на прямые выборы. Противоборствующим сторонам легче принять некий третий проект Устава, нежели согласиться на вариант своего противника. Я же ни с кем не воюю. Я просто хочу, чтобы у города был хороший устав, действительно народный не на словах, а по существу.

К сожалению, логика политического противостояния скорее предполагает развитие по негативному варианту. А он состоит в том, что в течение этого года Самара будет жить вообще без устава. В июле могут пройти выборы мэра из числа депутатов, а в октябре - всенародным голосованием. У нас будет два мэра, каждый из которых обзаведется своими печатями, будет назначать своих чиновников и т.д., доводя ситуацию до абсурда. Кончится это тем, что, как в анекдоте, «придёт лесник и всех разгонит». Такого развития событий никто, вроде бы, не хочет, но оно, к сожалению, более чем реально.

- Т.е. шансы на то, что ваш компромиссный устав будет рассмотрен депутатами малы?

- Нельзя сказать, что с моим мнением в Думе не считаются. Тем не менее, мои поправки в «большевистский» устав так и не были рассмотрены в течение года, после его принятия. Поэтому я сомневаюсь, что коллеги начнут в спешном порядке рассматривать мой вариант устава города. Но хочу подчеркнуть: это происходит не потому, что мой проект устава плохой и не нравится депутатам. Необходимое для его внесения в Думу количество подписей (1 тысяча) было собрано за один день. Но дело в том, что основная масса депутатского корпуса - люди зависимые от своих, скажем так, спонсоров либо финансовых, либо политических. И для многих из них является личной трагедией, что они вынуждены голосовать не так, как думают на самом деле, а так, как им диктуют люди, стоящие за ними. И это во многом является истинной причиной, почему в Самарской городской Думе до сих пор не может наступить мир.

- На вашей пресс-конференции, прошедшей на прошлой неделе, было заявлено, что в случае вступления в силу «большевистского» устава в Самаре может пройти городской референдум, на котором самарцы сами ответят, за какие выборы они выступают: из числа депутатов или всенародно. Это будет референдум по различным вариантам городского устава или только по способу избрания главы города?

- Я считаю, что на референдум должен выноситься один вопрос - о форме избрания главы города.

На практике осуществить проработку каждым избирателем текстов уставов, одна публикация которых включает 16 страниц мелким шрифтом достаточно сложно. Поэтому на практике голосование идёт за некие лозунги. Ведь те сотни тысяч граждан города, которые поставили подписи в поддержку «народного» устава, поддержали не собрание каких-либо статей и норм, а исключительно сам принцип выбора мэра всенародным голосованием.

Кстати, ничто не мешает включить в бюллетень референдума вопросы, не связанные с уставной темой. В ряде государств, например, в Швейцарии, очень распространены местные референдумы. Тамошняя власть не считает для себя зазорным посоветоваться с населением по каким-то бытовым вопросам, скажем, где строить дорогу или стадион. Мне кажется, сейчас в Самаре накопилось большое количество вопросов, которые можно было бы решить с помощью референдума. В частности, я бы включил в бюллетень референдума вопрос о вынесении за пределы города игорных заведений, а также вопрос о запрете в Самаре уплотненной застройки, т.е. прекращении строительства в уже спроектированных дворах.

Олег КОНДРАТЬЕВ, Родион РОМАНОВ.
("Волжская коммуна", 2006)

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


Фото П.Воробьева
Наш баннер
Михаил Матвеев. Официальный сайт