Михаил Матвеев. Официальный сайт

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
ГЛАВНАЯ СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ Нужен ли России флот?

Нужен ли России флот?

Печать
Каждый год в последнее воскресенье июля страна отмечает день военно-морского флота России. Где-то, как в Санкт-Петербурге, Севастополе, Владивостоке – как едва ли не главный в году праздник, где-то как у нас в Самаре – как едва заметный между днем пограничника и разгульным днем десантника. Во всяком случае, даже в прошлом «выборном» году никто из первых политических лиц не посчитал нужным поздравить моряков с праздником. Но речь не об этом. Самара от моря далеко, но это совершенно не значит, что город наш и область – и своими жителями, тысячи из которых носили и носят тельняшки на всех российских флотах и оборонно-промышленным, научным потенциалом – не связана с флотом сотнями нитей. Так как не понять того, что происходит с русским флотом, как не переживать за него, как не вспомнить, наконец, о словах-предупреждении императора Александра III о том, что «у России нет друзей, кроме армии и флота». Да, может, еще добавим вслед за кем-то умно подсказавшим президенту Путину в прошлом году и окончание знаменитой цитаты – « и церкви православной».

Российский Военно-морской флот  является   национальным достоянием. Ни один вид вооруженных сил не имеет такого средоточия самых разнообразных и тесно взаимодействующих сил, средств, оружия и техники, как ВМФ. События последних лет убедительно показали, что в новых геополитических условиях противостоять иностранному нажиму и давлению, отстаивать интересы друзей и партнеров, обеспечивать баланс сил, справедливость и элементарное уважение международного сообщества можно  только имея современный и достаточно сильный  флот. В региональных конфликтах  уже бессмысленно уповать на бронетехнику и ракетно-ядерное оружие – прежде всего из-за бессмысленности и тяжелейших последствий их применения. На каждую горячую голову ракету с ядерным зарядом не пошлешь.  Ушло в прошлое и время  танковых сражений. Весьма красноречиво подтверждают  возросшую роль флота разгром американцами военного и экономического потенциала Ирака и Югославии, антитеррористическая операция США против афганских талибов и Иран. В этих событиях Соединенные Штаты полномасштабно использовали силы флота для базирования средств доставки высокоточного оружия, переброски специальных подразделений и достижения своих целей.

Более 300 лет назад Петр Первый в своем знаменитом указе написал: «Российскому флоту  – быть». И только  с созданием собственного Военно-морского Флота, как нового мощного фактора русского военного и государственного могущества, с помощью которого Россия победила своих стратегических противников – Турцию на Азовском море и Швецию на Балтике, Россия была признана Европой как великая держава (Империя), а Петр I получил титул Императора. И наоборот: недопонимание высшим военно-политическим руководством страны роли и значения Флота в системе защиты государственных интересов России всегда приводило к пагубным последствиям для России: к поражению в Крымской войне 1853-1856 года, когда устаревший парусный Черноморский Флот был не в состоянии бороться с новейшим паровым Флотом Англии и Франции, в результате чего России было запрещено иметь Флот на Черном море, и для нее были закрыты Черноморские проливы. Эта же стратегическая ошибка руководства России, которое не нашло средств на строительство современного Флота, повторилась в начале XX -го века, приведя к Цусимской трагедии, а с ней и к общему поражению в Русско-японской войне 1904-1905 годов, в результате которой Россия потеряла Курильские острова и южный Сахалин, что закрыло стратегический выход в Тихий океан. Осознание недопустимости такого положения общественностью, правительством и руководством России, отыскание необходимых средств на обновление Флота (кораблестроительная программа 1910-1920гг) мгновенно дали свой результат: даже уступавший по силе германскому русский Флот на Балтике в 1915 и 1917 годах парализовал Флот немецкий.

То же самое видно и в другой войне: флот, единственный из всех видов Вооружённых Сил под руководством наркома Военно-морского Флота адмирала Н.Г. Кузнецова, в полной боевой готовности огнем встретил нападение Германии, и в первый день войны не потерял ни одного корабля (в то время как только на Западном фронте 22 июня мы потеряли 1200 самолетов, 800 из которых даже не успели влететь). С моря противником не была взята ни одна военно-морская база. За всю войну наши моряки ни разу не отступили ни на суше, ни на море. И именно с помощью Военно-морского Флота Советскому Союзу были возвращены Южный Сахалин и Курильские острова и открыт стратегический выход в Тихий океан. В послевоенные годы на основе могучего военно-экономического потенциала страны был построен мощный, второй по силе в мире, ракетно-ядерный океанский Флот, который во многом обеспечил достижение военно-стратегического паритета с США и НАТО и явился основой международной стабильности в годы холодной войны.  И вот в конце 20 века, к сожалению,  отечественный флот, созданный руками многих поколений,  вновь оказался  пасынком государства. Кризис русского флота особенно стал заметен на фоне американцев.

Американцы и в первую и, особенно, во вторую войну против Ирака в Персидском заливе задействовали свой флот очень активно. То же самое было в Сербии. Удары крылатыми ракетами, удары палубной авиации. А что Россия? Несколько лет назад «под шумок» Россия свернула свои военные базы в Камрани (Вьетнам) и на Кубе.  Более того, в военном ведомстве стали раздаваться голоса, что России не нужен океанский флот, хватит приграничного. Зачем тратится на выход кораблей в Индийский, Атлантический, да и Тихий Океаны? Между тем демонстрация флага  Военно-морским Флотом в ключевых районах мира всегда было мощным мирным средством политики, имеющим в истории немало примеров. Приведем два: поход двух эскадр Российского Флота под командованием адмиралов С.С. Лесовского и А.А. Попова в Нью-Йорк и Сан-Франциско в 1863 году во время гражданской войны в США нарушил английские и французские коммуникаций в Атлантике и Тихом океане и без единого выстрела не допустил вмешательства Англии на стороне южан.

Еще один эпизод: в 1971 году, отряд кораблей советского Тихоокеанского флота был послан с упреждением: он опередил американскую авианосную группу на полтора суток, пришел в Бенгальский залив и встал фактически между американской военной группой и индийскими войсками, которые за это время успели разгромить пакистанцев в Восточном Пакистане, в результате чего образовалась Бангладеш. Американцы планировали свое вмешательство. Но когда они там увидели ракетный крейсер, то все движения в этом направлении были прекращены. Несколько раз в Восточном Средиземноморье советская эскадра действовала аналогичным образом и стабилизировала обстановку, не давая возможности эскалации конфликта и применения силы, например, американским 6-ым флотом. Подобные же ситуации возникали у берегов Африки и в других районах мира.

Конечно, политика Советского союза в отношении флота тоже была противоречивой. Например, в Советском Союзе не строились авианосцы, так как они считались оружием агрессии и нам было идеологически «неудобно» их создавать. В итоге сейчас в России есть всего один авианосец, из-за чего объективно существуют большие проблемы для действий в отдаленных районах, для обеспечения, скажем, высадок десанта. Чего у американцев, как мы видим, нет. Кроме того, многочисленный Военно-морской Флот СССР, построенный за послевоенные годы, оказался недопустимо разнокалиберным. Корабли даже одного назначения строились мелкими сериями, оснащались большим количеством типов разнообразного вооружения и техники, что значительно ухудшало условия их эксплуатации, ремонта и подготовку личного состава. В эти же годы Военно-морские силы США оснащались крупными сериями однотипных новейших кораблей основных классов по 30-60 единиц, вооруженных не более чем одним-двумя образцами унифицированного взаимозаменяемого вооружения.

 И все же преимущества кое в чем у нас есть: такие крейсера, как "Маршал Устинов" и "Петр Великий" создавались, прежде всего, как истребители авианосцев, и Россия – единственная страна в мире, которая благодаря составу своего флота в состоянии нейтрализовать авианосные ударные группы. Есть у России и другие системы, которые не имеют аналогов. Например, противокорабельная ракета "Москит". Появились в последние годы и новые малошумные подводные лодки, вызвав уже скандал в США, потому что они успешно преодолели все противолодочные рубежи, на которые американцы затратили сотни миллиардов долларов, и появились в самых неожиданных местах. Но все же главное – нужны новые корабли. Потому что, как говорят моряки, нет вымпелов, нет кораблей, нет флота.
 
Территория России омывается водами 12 морей, через которые мы имеем выход во все океаны; 70% нашей государственной границы проходят по морским акваториям, протяженность береговой черты России почти вдвое больше, чем у США. С конца 1980-х годов в нашем обществе упорно развивается мнение, что Россия – держава региональная и континентальная, что врагов у нее сейчас нет и сильный Флот нам сейчас уже не нужен. К этому приводятся соответствующие экономические, политические и другие обоснования. Но то, что со слабыми в мировой политике не считаются уже в 1994 году показали попытки Турции закрыть для нас Черноморские проливы (стабильный режим использования которых определен с 1936 года Международной Конвенцией в Монтрё) и попытки бывших прибалтийских советских республик в одностороннем порядке ревизовать установленный не ими режим Калининграда и области, а также события 1994-1995 и 1999 годов в Югославии и вокруг нее. Если Россия не будет иметь военно-морской силы, сдерживающей волю и ограничивающей аппетиты своих соседей, то во все более усложняющемся, многополярном, динамичном мире на Балтике и Черном море она в скором времени будет в геостратегическом плане отброшена на 200-300 лет назад со всеми вытекающими последствиями. Затем нечто подобное произойдет и на Дальнем Востоке.

А как в США, откуда нас в последние двадцать лет приучили брать пример? Принятые Соединёнными Штатами планы реформирования и сокращения Вооружённых Сил в наименьшей степени затрагивают Военно-морские Силы. Так, план создания "базовых сил" США предусматривал в период с 1990 до 1995 года сокращение Военно-морских сил только за счет устаревших кораблей, но за счет ввода в боевой состав качественно новых кораблей суммарный боевой потенциал Военно-морских сил США с 1990 года к началу XXI века возрос в 1,5-2 раза. При этом 95 % кораблей, составляющих основу боевого ядра Военно-морских сил США, были корабли океанской зоны, способные длительное время вести активные боевые действия в наступательных операциях в любом районе Мирового океана, на любом удалении от своих баз. Для участия в таких операциях настоящего и будущего все 56 ударных атомных подводных лодок и 80% эсминцев и ракетных крейсеров Военно-морских сил США вооружены крылатыми ракетами "Томагавк" (всего более 2600 крылатых ракет), из которых более 2000 ракет предназначены для поражения стратегических наземных целей в глубине территории противника с рубежей удара, удаленных до 2500 км от целей и до 1000-1500 км от берега. Под угрозой таких ударов уже сейчас находится до 80% всей территории России, в том числе, кстати и Самара. (По оценке специалистов Военно-морских сил США, 70% населения Земли живет в пределах до 320 км от береговой черты, около 80% столиц всех стран мира расположены на удалении не более 500км от берега, то есть в пределах досягаемости высокоточного оружия).

Анализ состояния и перспектив развития на ближайшие 25-30 лет Военно-морских Сил стран НАТО и других стран показывает, что все они продолжают укреплять и совершенствовать военно-морские компоненты своих вооруженных сил. Эти выводы подтверждаются и военными бюджетами этих стран, где на нужды Военно-морских Сил отводится до 33% (США). Расчеты военных специалистов показывают, что доля Военно-морских Сил в боевой мощи стран НАТО к началу XXI века возрастет в 2 раза... в России же за последние 1991-2000г. наш флот количественно уменьшился в три раза, имея только около 20%  кораблей океанской зоны. До 1990 года мы ежегодно вводили в состав Военно-морского Флота 5-6 атомных подводных лодок, до 5 крупных надводных кораблей, а в целом с малыми кораблями и боевыми катерами до 30 единиц. С 1991 года мы не получили ни одного нового ракетного подводного крейсера стратегического назначения, а те атомные подводные лодки, которые мы теперь с большим трудом вводим в строй по одной единице ежегодно, заложены по прежней кораблестроительной программе, и сроки их строительства увеличиваются в 2-3 раза. В региональном плане еще немного – и мы будем уступать в морской мощи на Балтике – Швеции – в 2 раза и Германии – в 3-4 раза; на Черном море – Турции в 2 раза (а если ещё и потеряем Севастополь, как главную базу Черноморского Флота, то в 4-5 раз). На Дальнем Востоке наш Тихоокеанский Флот уже сейчас имеет крупных надводных кораблей в 3 раза меньше, чем их имеет Япония, (которая к тому же обладает примерно одинаковым с Тихоокеанским Флотом количеством торпедных подводных лодок). И все это для защиты ее интересов в 1000 мильной морской зоне. У нас же кратчайшее расстояние от Владивостока до Чукотки по морю 2500 миль, а далее еще восточный сектор Арктики.

Такого неблагоприятного развития событий можно и нужно избежать, тем более что база для возрождения российского флота есть, а после утверждения Указом Президента РФ в 2000 году «Основ политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2010года» началось пусть медленное, но восстановлению и укреплению позиций России в Мировом океане. Благо, что пока есть что противопоставить противнику. Так некоторое отставание в бесшумности наших ракетных подводных крейсеров стратегического назначения третьего поколения, а значит, и в скрытности их действий по сравнению с подводными лодками типа «Огайо», во многом компенсируется многовариантной гаммой тактических приемов применения их стратегического оружия: возможностью стрельбы баллистическими ракетами подводных лодок из высоких широт; способностью проламывать лед и стрелять из надводного положения или от причалов (чего не имеют подводные лодки Военно-морских сил НАТО); физико-географическими особенностями прибрежных морей России на Севере и Тихом океане (мощный ледовый покров). Это во многом снижает возможности одного из элементов планируемой национальной ПРО США – системы морского базирования NTV по перехвату наших баллистических ракет на активном участке траектории до отделения головной части от разгонных ступеней. А не будем забывать, что  в северном полушарии находятся 100 из 111 городов мира с населением более 1 млн. человек, и все они находятся под прицелом стратегического ракетоносца, несущего боевую службу в приполюсном районе. Такой аргумент образумит любого потенциального агрессора.

Содержать флот дорого. Но еще дороже его не иметь: напомним, что помимо политических задач, перед ВМФ стоят и экономические: охрана рыболовства, нефте-газодобычи и другой экономической деятельности на морях; охрана подводной среды в территориальных водах и в 200-мильной экономической зоне; борьба против пиратства и наркомафии на морях; охрана наших морских коммуникаций, обеспечение космических программ и поисково-спасательных операций на морях во взаимодействии с МЧС, другими отечественными ведомствами и международными организациями, проведение океанографических исследований, гидрометеорологических наблюдений, оповещение мореплавателей об опасностях и поддержание в исправности и заданных режимах работы средств навигационно-гидрографического оборудования морского побережья и портов страны (маяки, огни, знаки, буи и т.п.). Уже сейчас понятно: XXI век – это время борьбы за освоение шельфа, и Россия не должна ее проиграть.
Если мы сейчас не оценим и не найдем пути возрождения флота, это может привести Россию к необратимым отрицательными геостратегическими, геополитическими и экономическими последствиям. Для того же, чтобы Россия сумела сохранить в мире свое законное положение великой мировой морской державы и перспективы своего развития, как мощного, процветающего и демократического государства в XXI веке ей нужен сильный современный Военно-морской Флот.

Михаил Матвеев, депутат Самарской Губернской Думы, матрос КЧФ запаса.
2007 г. При подготовке статьи использовались материалы "НГ" (ЭВНГ). № 200 от 24.10.1996 года и другие источники.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


Фото П.Воробьева
Наш баннер
Михаил Матвеев. Официальный сайт