Михаил Матвеев. Официальный сайт

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
ГЛАВНАЯ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ СТАТЬИ Матвеев М.Н. Экологическая тема в работе Куйбышевского (Самарского) облисполкома и областного Совета народных депутатов в 70-е-90-е годы ХХ века. // Известия Самарского научного центра РАН. Специальный выпуск. Самара. 2004. С.92-97.

Матвеев М.Н. Экологическая тема в работе Куйбышевского (Самарского) облисполкома и областного Совета народных депутатов в 70-е-90-е годы ХХ века. // Известия Самарского научного центра РАН. Специальный выпуск. Самара. 2004. С.92-97.

Печать

© 2003 М.Н.Матвеев,
Самарский государственный университет.

В статье рассматривается природоохранная деятельность местных Советов Куйбышевской (Самарской) области в указанный а также ситуация, сложившаяся вокруг открытия национального парка "Самарская лука".
     Куйбышевская область, насыщенная крупными промышленными и сельскохозяйственными предприятиями, со значительной плотностью населения в городах и районах, всегда испытывала определенные трудности в области защиты окружающей среды. С 70-х годов, с бурным развитием нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности, крупных химических предприятий, ростом городов, проблемы обострились.
     Согласно Конституции СССР 1977 г. управление государством осуществлялось через разветвленную сеть Советов народных депутатов, образующих единую систему власти от местных Советов до Верховного Совета СССР. Конституция 1977 года значительно расширила полномочия Советов, определив, что местные Советы «решают все вопросы местного значения, исходя из общегосударственных интересов и интересов граждан, проживающих на территории Совета…».[8.С.53] Специфика советского законодательства в отношении Советов заключалась в том, что они соединяли в одном органе законодательную и исполнительную власть, будучи одновременно и органами местного самоуправления и звеньями государственного аппарата.
     Определялось, что «Советы народных депутатов непосредственно…руководят всеми отраслями государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства, принимают решения, обеспечивающие их исполнение, осуществляют контроль за проведением решений в жизнь». [8.Ст.93] Местные Советы, как органы наиболее приближенные к населению и имеющие необходимые полномочия, организовывали природоохранную деятельность на территории. Координировали работу различных ведомств в этой области постоянные комиссии соответствующих Советов – районных, городских, областного, в разное время носившие различные наименования – «комиссия по охране природы», «по благоустройству и охране природы», «по охране здоровья и окружающей среды», «по экологии и рациональному природопользованию» и т.д.
     Существенным недостатком работы подобных органов было отсутствие в их руководящем составе профессиональных ученых-экологов. К примеру, среди 25 депутатов, вошедших в 1982 г. состав постоянной комиссии по охране природы Куйбышевского областного Совета народных депутатов было несколько председателей райисполкомов и райсоветов, директора совхозов и колхозов, руководители предприятий, пять доярок, слесари, токари – и ни одного представителя науки. Председателем комиссии был избран секретарь райкома КПСС. [8.л.346-347] Возможно, поэтому деятельность комиссий по охране природы во многом заключалась не в выработке конкретных экологических законов, а в контроле за постановлениями, большинство из которых на местном уровне дублировало решения вышестоящих партийных и советских органов, таких как Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР 1972 г. «Об усилении охраны природы и улучшении использования природных ресурсов» или Постановление Совета Министров СССР «О мерах по предотвращению загрязнения бассейна реки Волги и Урала неочищенными сточными водами» от 13.03.1972 г.
     Тем не менее, анализ архивных документов свидетельствует о том, что объем работы, проводимой Советами был достаточно велик и без нее экологическая ситуация в области могла быть значительно хуже. В первой половине 80-х годов значительная часть природоохранных мероприятий местных органов власти Куйбышевской области касалась сельского хозяйства и животноводства, многие предприятия которого отличались игнорированием санитарных норм, не рационально использовали органические и минеральные удобрения, не соблюдали требования благоустройства территорий. Серьезная ситуация сложилась с загрязнением малых рек области промышленными и сельскохозяйственными предприятиями, в результате чего в конце 1981 г. Куйбышевским облисполкомом было принято специальное постановление «об усилении охраны малых рек от загрязнения и истощения и рациональном использовании водных ресурсов». [7.л.194] В рамках этого решения силами депутатов Совета- членов постоянной комиссии по охране природы с участием специалистов соответствующих служб была проведена масштабная проверка положения дел в этой области. В ряде районов области- Сызранском, Большеглушицком, Большечерниговском работа местных Советов была признана положительной. Население активно участвовало в мероприятиях Советов, порой выступая со встречными инициативами. Так, летом 1983 г. в селе Троицком Сызранского района состоялся сход граждан, обсудивший вопрос о состоянии реки Тишерек, с предложениями по повышению ее водообеспечения и чистоты. Жители села достаточно активно взялись за контроль над деятельностью местных предприятий и, опираясь на местный сельсовет, сумели привести состояние дел в норму. Однако в большинстве районов области ситуация была не столь обнадеживающая. Наблюдалось халатное отношение многих руководителей к хранению и использованию удобрений в зоне берегов малых рек, не соблюдалось положение о водоохранных зонах и прибрежных полосах: на них производилась пастьба и размещение лагерей для скота, распахивались до уреза воды земли, размещались свалки мусора.
     Не везде выполнялось решение облисполкома о запрещении движения по малым рекам маломерного флота. Особую тревогу вызывало неудовлетворительное состояние многих очистных сооружений на предприятиях и объектах сельского хозяйства и промышленности, оказывающих вредное влияние на чистоту малых рек. Так, в Кошкинском районе расположенные на реке Кондурча Кошкинский и Елховский маслосырзаводы не имели вторичных отстойников и ежедневно сбрасывали в реку до 60 м. куб. неочищенных вод. Животноводческий комплекс «Елховский» загрязнял реку навозосодержащими стоками, а очистные сооружения в самой Елховке вовсе бездействовали. Характерно, что несмотря на неоднократное наложение штрафов на руководителей вышеназванных предприятий, никаких мер к устранению нарушений ими так и не было принято. [7.л.196-198] Иногда, как это было в случае с реками Усой и Крымзой, отрицательное влияние на них оказывали десятки предприятий. Не удивительно, что о чистоте таких рек можно было говорить только условно.
     Наиболее сложная обстановка в 80-е годы сложилась вокруг малых рек, протекающих через города области. В реку Чапаевку, например, в сутки предприятиями города Чапаевска – ПО «Полимер», мехзаводом, заводом химудобрений сбрасывалось более 200 тыс. куб.м. различных стоков, из которых только 87 тыс. куб.м. считалось условно-чистыми. В Кинеле из-за загрязнения стоками предприятий города практически перестала существовать река Язевка. Только локомотивное депо станции Кинель сбрасывало в сточных водах нефтепродуктов в три раза больше нормы. Безусловно, подобное положение дел самым неблагоприятным образом сказывалось на чистоте реки Волги, в которую в конечном счете впадали все «условно-чистые» реки области. Мало того, что волжская вода, пройдя через десяток областей России, уже приходила в нашу область загрязненной, но и местные предприятия добавляли свою «лепту». Так в городе Октябрьске эксплуатируемый с 1962 г. комбинат строительных деталей сбрасывал в Волгу сероводорода, ХПК, ПБК-5, превышающих предельно-допустимую концентрацию в сотни раз. Из-за морально-устаревшего оборудования сброс нефтепродуктов на перевалочной нефтебазе превышал в сточных водах ПДК в 160 раз. [7.л.100]
     При отборе проб воды в районе завода «Стройизоляция», в Волге наблюдалось значительное содержание фенола, являющегося технологической добавкой при производстве стекловаты. Крупнейшими загрязнителями бассейна реки Волги являлись города Куйбышев и Тольятти. Предприятия последнего в 1978-82 гг. перечислили в качестве компенсации наносимого Волге вреда более 21 млн.руб. На крупных предприятиях области действовали ведомственные лаборатории, осуществлявшие контроль за составом сточных вод. Однако зачастую строительство очистных сооружений отставало от развития производства и осуществлялось ведомствами без энтузиазма. Так, в г.Куйбышеве на заводе ГПЗ №9 трестом «Промстрой» строительство очистных сооружений растянулось с 1975 по 1986г., в результате чего проект устарел, и предлагаемые им методы очистки уже не соответствовали современным требованиям. При этом на 9 ГПЗ по данным гидрохимлаборатории концентрация загрязняющих веществ превышала нормы по БДК в 10 раз, а по нефтепродуктам- в 440 раз. При ливнях и снеготаянии часть сточных вод сбрасывалась в Волгу вообще без очистки. [3.л.18,22]
     Куйбышевское моторостроительное объединение им. Фрунзе сбрасывало в ливневую канализацию города солей тяжелых металлов, аммиака, сульфидов в сотни раз превышающие предельно-допустимую концентрацию. Облисполком дважды (в 1984 и 1985 годах) принимал решение о строительстве очистных сооружений на ливнестоках Безымянского промузла с долевым участием предприятий города, однако средства не были перечислены, а техническая документация в очередной раз устарела. Из-за высокой концентрации загрязнения в городах области проводилось постоянное хлорирование, а иногда и гиперхлорирование волжской воды, поступающей в водопровод.
     Возможности влияния Советов на предприятия-нарушителей формально имелись, и базировались в том числе и на уголовной ответственности за нарушение ст.110 Водного кодекса РСФСР. Но на практике все ограничивалось депутатским запросом и приглашением руководства предприятия с отчетом на сессию Совета. Несмотря на то, что депутатский запрос считался формой контроля над работой должностных лиц и проявлением полновластия Советов, на практике он не был подкреплен механизмом ответственности. Депутат и Совет не имел серьезных мер воздействия на руководителей предприятий, а существующие полномочия были явно недостаточны, особенно в вопросах наложении дисциплинарных взысканий на руководителей предприятий вышестоящего подчинения. Возможно поэтому многие природоохранные мероприятия, реализовываемые местными Советами, не давали необходимого результата.
     Работа по охране природы в условиях города была наиболее напряженной, обладая своей спецификой, связанной с взаимоотношениями с различными министерствами и ведомствами, которым были подчинены крупные промышленные предприятия - основные доноры местных бюджетов и одновременно- главные источники экологической опасности в регионе. К началу 80-х годов управление страной осуществляли почти 100 союзных и 800 республиканских министерств и ведомств. Министерства и ведомства обладали неограниченной собственностью и финансовыми возможностями, зачастую действуя в обход Советов. Министерства проявляли заботу о развитии производства, стараясь предельно ограничить выделение ассигнований на решение социальных проблем, в том числе и на природоохранные мероприятия на местах. Естественно, что в противоборстве министерств и ведомств с Советами перевес происходил в пользу того, кто имел деньги и возможности. [9.л.34]
     Одной из наиболее существенных проблем в городах области являлось состояние атмосферного воздуха, напрямую связанное с выбросами промышленных предприятий и работой автотранспорта. При этом наблюдалась закономерность- в крупных городах мероприятия по охране атмосферного воздуха были существенными, но и концентрация вредных производств была значительная. В небольших городах автотранспорта и отравляющих воздух предприятий было значительно меньше, но система очистки на них зачастую отсутствовала. Так в Кинеле в 1984 г. ни одна котельная города не была оснащена газопылеулавливающей установкой, в результате чего концентрация пыли в городе превышала ПДК в различных районах от 28 до 80%.
     В г.Куйбышеве концентрация промышленных предприятий была наиболее значительной. Основные отравляющие атмосферу производства- ГПЗ№9, Моторостроительный завод им.Фрунзе, Авиационный завод, парфюмерный комбинат, желатиновый завод, завод бытовой химии, мехзавод- ежегодно оказывались в числе нарушителей. Наиболее часто среди вредных веществ в атмосферном воздухе города фиксировались окислы азота, углеводороды, серный ангидрид, хлористый, фтористый водороды. Не удивительно, что наиболее распространенными заболеванями среди жителей областного центра в 80-е- начале 90-х годов являлись болезни органов дыхания. В 1986 г. только Красноглинской СЭС было вынесено 9 предписаний по вопросам охраны атмосферного воздуха, штрафы наложены на 7 предприятий.
     Не меньшим загрязнителем атмосферного воздуха в крупных городах был автотранспорт. В 1987 г. Куйбышевский горисполком дважды рассматривал вопрос «О состоянии и мерах, принимаемых ГАИ УВД горисполкома по контролю за выполнением автотранспортными предприятиями города законодательства об охране атмосферного воздуха». [4.л.192] Крупным очагом загрязнения были предприятия г.Тольятти- Синтезкаучук, Куйбышевфосфор, Тольяттиазот, Куйбышевазот, АвтоВАЗ.
     Несмотря на постоянные расходы этих гигантов индустрии на экологию (только в 1981 г. они израсходовали более 1,25 млн.руб.), в первой половине 80-х годов выбросы вредных веществ в факелах тольяттинских заводов превышали предельно-допустимые концентрации в сумме до 19%. Концентрация пыли в городе превышала ПДК и средний показатель по СССР. В результате постоянно высокого загрязнения атмосферы и залповых выбросов заводов ТОАЗ вокруг города на значительном расстоянии отмечалась гибель лесов. С началом т.н. «перестройки» экологическая тема стала чаще звучать в СМИ, работа постоянных комиссий местных Советов тоже «перестраивалась»- заседания проводились непосредственно на объектах, с приглашением руководства предприятий. Верховный Совет СССР в ноябре 1989 г., принял постановление ’О неотложных мерах экологического оздоровления страны’. Однако значительное улучшение экологической ситуации в области стало происходить только в начале 90-х годов. Связано это было, в первую очередь, с экономическим кризисом в стране и свертыванием многих производств. Так, за 1992 г. в полтора раза (с 129,2 тыс.тонн в год в 1991 г. до 91,4 тыс.тонн в год в 1992г.) сократился валовый выброс в атмосферу промышленных предприятий г.Самары. Встречным процессом был рост ассигнований на экологию в бюджетах местных самоуправлений. Так, в 1992 г. в бюджете Самары на природоохранные мероприятия было израсходовано в три раза больше средств, чем в 1991 г. (без учета инфляции).
      Важнейшим вопросом экологии области оставалась охрана дикой природы и таких ее памятников, как Жигулевский заповедник, Бузулукский бор и др. Будучи наделенной уникальной природой, территория области имела естественные рекреационные зоны, сохранение которых имело первостепенное значение. Среди глобальных природных объектов наряду с экологией реки Волги, выделялись вопросы сохранения Самарской Луки- уникального природного памятника, окруженного со всех сторон крупными городами- Куйбышевом, Тольятти, Новокуйбышевском, Сызранью – и служащего «легкими» для более чем половины населения области.
      С момента создания в апреле 1984 г. национального парка «Самарская Лука» его охрана стала одной из главных экологических тем области. Одной из проблем являлось то, что на территории национального парка оставались многие промышленные и сельскохозяйственные предприятия с сохранением за ними права собственности на землю. Из 160 тыс. га, т.н. малой Самарской Луки, национальному парку как собственные земли было передано лишь 52%. Остальные земли пришлись на долю сельскохозяйственных и других землепользователей, в т.ч. нефтегазодобывающего управления «Жигулёвскнефть», Жигулёвского карьероуправления, карьеров «Яблоневый овраг» и «Могутовая гора», Жигулёвского комбината строительных материалов, лесоперерабатывающего хозяйства, учреждений отдыха различных организаций и ведомств, городской мусорной свалки, линейных сооружений. Усложнял ситуацию большой поток автотранспорта, идущего через национальный парк по федеральным и местным трассам. Одной из тем, обсуждаемых Областным Советом народных депутатов с момента создания национального парка и вплоть до ликвидации Советов в 1993 г. был вынос промышленных и сельскохозяйственных объектов за пределы Самарской Луки и перевод других на сниженный режим производства. Однако реальных сдвигов в этом направлении было мало.
      В 1986 г. облсовет провел специальное совещание «О соблюдении режима государственного национального парка «Самарская Лука» колхозами и совхозами Волжского и Ставропольского районов и другими организациями и учреждениями, расположенными на территории национального парка». На нем отмечалось, что ни руководство находящихся на территории «Самарской Луки» предприятий, ни население не отразили должным образом изменения статуса этой территории, несмотря на известный резонанс в области в связи образованием национального парка. В 1990 г. комиссия по экологии Куйбышевского горсовета вынуждена была принять специальное обращение к областному Совету по национальному парку «Самарская Лука», с предложением срочно рассмотреть вопрос «О направлении развития индустрии промстройматериалов области в условиях становления ГПНП «Самарская Лука». Депутаты отмечали, что ни одно из прежде принятых по национальному парку решений правительства и области (Постановление Верховного Совета СССР № 829-1 от 27.11.89 г., решение облисполкома №94 от 28.03.1989 г, решение сессии облсовета от 21.06.89 г. и др.) полностью не выполнено. «На территории уникального природного комплекса сложилась неблагоприятная обстановка для сохранения генетического фонда флоры и фауны, геологических и почвенных структур -говорилось в обращении. - До сих пор продолжаются карьерные разработки в Жигулях, что противоречит закону «Об охране природы в РСФСР». Как и прежде, действуют и развивают свою деятельность все несовместимые со статусом парка объекты. В то же время мер по развитию национального парка не принимается». [5.л.2-5]
      Члены комиссии по экологии настаивали, чтобы любые сроки выноса объектов с территории, не совпадающие со сроками ГЭК Госплана РСФСР по проекту «Самарской Луки» от 13.02.1989 г. считать необоснованными.
      В начале 90-х годов экологическая тема в работе местных Советов все чаще начала заслоняться политическим и экономическим кризисом, крайне негативно отражавшимся на их практической деятельности. Бюджетов органов местного самоуправления едва хватало на выплату зарплаты медикам, учителям, финансирование необходимых мероприятий. [1.л.19-21] С 1991 по 1993 г. недофинансирование некоторых местных бюджетов уже составляло от 30 до 50%. [2.л.81] Естественно, расходы на охрану природы в таких условиях вряд ли могли войти в число приоритетных, а кризис природоохранной деятельности местных Советов в начале 90-х годов лишь отчасти компенсировался подвижнической деятельностью и бурным ростом различных общественных экологических организаций и движений.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1.Всероссийское совещание народных депутатов местного самоуправления (стенографический отчет).М.,1993.
2.Государственный архив Российской Федерации ( ГАРФ).Ф.10026.Оп.12.Д.620.
3.Государственный архив Самарской области (ГАСО). Ф.56.Оп.55.Д.609.
4.Там же.Д.737.
5.Там же. Д.938.
6.Там же.Д.1275.
7.Там же.Ф.Р-2558.Оп.18.Д.196.
8.Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. М.,1977.
9.Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф.17.Оп.155.Д.1380.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


Фото П.Воробьева
Наш баннер
Михаил Матвеев. Официальный сайт