Михаил Матвеев. Официальный сайт

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
ГЛАВНАЯ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ СТАТЬИ Матвеев М.Н. Работа Ульяновского областного Совета народных депутатов в сфере национальных и религиозных вопросов в конце 80-х - начале 90-х годов ХХ века. // Самарский земский сборник. Самара. 2003. №1(7). С.113-119.

Матвеев М.Н. Работа Ульяновского областного Совета народных депутатов в сфере национальных и религиозных вопросов в конце 80-х - начале 90-х годов ХХ века. // Самарский земский сборник. Самара. 2003. №1(7). С.113-119.

Печать

© М.Н.Матвеев,
кандидат исторических наук,
Самарский государственный университет.


     Система местных Советов Ульяновской области к концу 80-х – началу 90-х годов ХХ века включала в себя 367 Совета народных депутатов, в том числе 6 городских, 25 районных, 32 поселковых и 303 сельских Совета. В их составе к 1991 году работало 9054 депутата, в том числе 189 депутатов Ульяновского облсовета. Структура местных Советов различного уровня отличалась своей насыщенностью и числом постоянных комиссий. В частности, в областном Совете их было 14, в горсоветах - также 14 (но по направлениям они не совпадали с областными), в сельских Советах структура включала в себя 7 постоянных комиссий. При этом собственно комиссия по национальным и конфессиональным вопросам была только в структуре областного Совета, на городском, районном и сельском уровне подобные комиссии отсутствовали. Таким образом, координация всей работы местных Советов Ульяновской области в сфере межнациональных отношений в основном ложилась на комиссию облсовета. По числу задействованных в ней депутатов (7 человек), постоянная комиссия по национальным и конфессиональным вопросам была одна из самых малочисленных в облсовете, однако для того времени сам факт ее существования в областном органе власти был важен, т.к. прежде ничего подобного в советской структуре не существовало, и вряд ли могло существовать.
      По переписи 1989 года в Ульяновской области проживало 1,4 млн. человек. Из них русские составляли 73%, татары 11%, чуваши 8% и мордва 4%. (По данным на 2001 год население области составило 1495200 чел., из них 75%-русских,10,6% татар,7,3% чувашей, 5,1% мордвы, а также украинцы, белорусы, латыши, эстонцы, немцы, азербайджанцы и др. - всего около 100 национальностей). Разумеется, в ситуации, когда по крайней мере каждый четвертый житель области не был русским, вопросы межнациональных отношений должны были получить свое отражение в деятельности органов местной власти. Близость Ульяновской области к государственным образованиям своих наиболее многочисленных поволжских национальностей - Татарии, Мордовии и Чувашии не только определяла значительный процент представителей этих народов в национальном составе населения области, но и придавало национальному вопросу в регионе особую актуальность. В ситуации начала 90-х, с ее сильной дезинтеграцией и «парадом суверенитетов», областной власти в национальных и конфессиональных вопросах необходимо было проявлять особую выдержку и такт. Все это и обусловило появление в начале 90-х в структуре областного Совета народных депутатов специальной комиссии, основной задачей которой стала «выработка политической линии облсовета в области межнациональных отношений», а также «координация, обобщение и пропаганда всего ценного в области национальной культуры». К концу 80-х годов национальный вопрос в полной мере проявил себя в большинстве регионов Поволжья. Где-то, как в Саратовской области, где активно обсуждались проблемы восстановления немецкой автономии, вплоть до создания в ряде районов национальных сельских Советов, это приводило к значительным конфликтам и имело свой резонанс по всей России. В итоге создание соответствующих комиссий и отделов в местных Советах к началу 90-х годов произошло в большинстве поволжских областей.
      Интересны данные по национальному составу самих местных Советов. Так, в Ульяновский городской совет в 1990 году были избраны представители 8 национальностей, в том числе 128 русских, 7 чувашей, 6 украинцев, 4 татарина, 3 белоруса, 1 немец, 1 азербайджанец и 1 еврей. Интересы различных национальностей в первую очередь находили свое проявление в создании национальных культурных обществ. В конце 80-х – начале 90-х годов на территории Ульяновской области были образованы национальные общества: «Русь», татарские «Туган тел», «Маданият», «Мослимэ», «Рамазан», «Эмет», немецкое «Возрождение», еврейское «Шалом», азербайджанское «Одлар Юрду», чувашское просветительское имени И.Я.Яковлева. Однако наряду с культурными обществами, почти сразу начали возникать и общественно-политические организации. Некоторые из них, как, например, партия татарской национальной независимости «Иттифак» были достаточно заметны на политическом поле и по количеству своих активистов равнялись (а иногда и превышали) многие демократические и коммунистические партии, действующие в Ульяновской области. В информации, предоставленной обсоветом в начале 1992 года по запросу Контрольного управления Администрации Президента РСФСР, «Иттифак» характеризовалась как «панисламистская, националистическая партия, выступающая за национально-культурную автономию татарского населения в области, против российского руководства в отношении Чечни, Татарстана.» Политику государства в отношении республик «Иттифак» расценивала как «великодержавную», а обстановку как «национально-освободительную борьбу». Партия «Иттифак»,центральный штаб которой находился в Казани, стояла на платформе исламского фундаментализма, разжигания национальной ненависти к русским и требовала создания независимого татарского государства в Поволжье. В подтверждение своих планов в отношении Ульяновской области «Иттифак» даже провозгласила и избрала «Каганат Симбирского улуса». «Милли Меджлис», созданный татарскими националистами позже был расформирован по решению Малого Совета областного Совета народных депутатов. Данный факт вызвал определенный резонанс далеко за пределами области, в Казани и Москве, а газета «Московские новости» в номере от 28 февраля 1992 г. даже выступила с дискуссионной статьей под названием «Зарегистрированные Аллахом». В журнале «Аргамак», издающейся мэрией Набережных Челнов вышла на ту же тему статья «Облава», в которой создатели параллельных органов власти были названы «борцами за национальное освобождение».
      Татарские националисты довольно активно боролись за возврат зданий, «ранее принадлежащих татарскому народу», выделение земельных участков под мечети, предоставление помещений под национальные общества. При этом деятельность местных Советов зачастую оценивалась негативно. Вот как описывает реакцию райсовета на подобные требования председатель общества женщин татарской национальности Р.Жаруллова: «Вам дай, чувашам дай, там мордва попросит. А русским что дать?». «Во время коммунистического правления, - заключает Жаруллова, - больше всех пострадала культура татарского народа. Разве не парадоксально то, что эти так называемые национальные меньшинства живут на своих исконных татарских землях и,полдвергаясь ухищренным унижениям, у властей выпрашивают кусочек своей земли?!» В апреле-мае 1992 г. лидер ульяновской секции незарегистрированной партии «Иттифак» Н.Микеев пытался в ряде районов области провести выборы на областной курултай и призвал к организации параллельных органов власти по национальному признаку, наряду с существующими Советами. Лидеры культурно-национальных обществ татар потребовали от облсовета запрета казацкого движения в г.Ульяновске, которое, по их мнению, носило явно антитатарскую направленность.
      В конце мая 1992 года под молебен и зеленое знамя Татарстана в ульяновском Доме дружбы народов открылась конференция по проблемам возрождения национальной культуры и выборам делегатов на всемирный конгресс татар. На конференцию прибыло около 200 человек, в т.ч.183 представителя от районов области. В президиум было избрано 14 человек, в т.ч. председатель Мидхат Вафин, глава мусульманского прихода Аюб Хозрат Дибердиев, имам Саматов из Казани, председатель ульяновского отделения партии «Иттифак» Н.Микеев, а также зам.председателя облсовета Р.Ш.Бухараев, от горсовета и администрации города мэр С.Н.Ермаков, от областной администрации В.Егоров. Благодаря присутствию на конференции представителей власти, в т.ч. председателя постоянной комиссии облсовета по национальным и конфессиональным вопросам Ш.Богданова, у многих создалось впечатление, что все выступления на ней поддержаны областным Советом.
      Между тем, на конференции прозвучали протесты против смешанных браков, призывы к введению в области двуязычия, предлагалось отделять в школах татарских детей от русских, чтобы они не подвергались христианизации. По мнению наблюдателей, конференция носила более политический, нежели культурный характер. Значительным испытанием , свидетельствующим в определенной степени о потере контроля над ситуацией со стороны Советов, стала принятая на конференции резолюция из 29 пунктов, где среди прочего выдвигались требования возврата верующим мечетей, создания медресе, создания на областном ТВ регулярной религиозной мусульманской передачи, передачи муллам вопросов регистрации браков, рождения детей и т.п. вопросы, изъяв их у Загса, запрета казаческого движения, создания национальных татарских воинских частей в рамках российской армии и т.д. По сути дела это был ультиматум Областному Совету. Конференция решила, что через три месяца специально созданный ею комитет «должен проконтролировать выполнение областной администрацией всех 29 пунктов, принятых на конференции».
      Разумеется, подобные события, происходящие на фоне нарастания напряженности в межнациональных отношениях в различных регионах России роста экономического и политического кризиса, итогов референдума в Татарстане и деятельности радикальных националистов в соседних республиках, требовали от областного руководства выдержанной политики. Ведущая роль в поддержании стабильности в области отводилась Советам . «Не следует искусственно возбуждать и муссировать национальный вопрос там, где он не возникает,- считали в облсовете. -Но с другой стороны, не разумно не обращать внимание на рост напряженности в этой сфере». Изредка возникающие конфликтные ситуации на межнациональной основе всячески использовались националистами, и над национально-культурными обществами постоянно висела угроза превращения их в политические движения. Лидеры националистов имели свои претензии на участие в кадровой политике и аппарате Советов, местной администрации, пытались влиять на редакционную политику национальных изданий. Одной из примет времени стали новые национальные исторические публикации, из которых националисты черпали свои претензии на территории Среднего Поволжья.
      В деятельности Советов в области национальных культур было не мало формализма, за что их не редко критиковали. Так, постоянная комиссия облсовета по национальным вопросам практически не приняла участия в работе над Программой развития национальных культур и образования, ограничиваясь лишь отдельными замечаниями к ней. Не выступала комиссия и в качестве инициаторов законодательных инициатив в области межнациональных отношений. За весь период ею был вынесен лишь один вопрос на заседании малого Совета. Не заметна была роль постоянной комиссии и в качестве координатора деятельности местных советов. Согласно информации председателя комиссии, явка членов ее на заседания в 1992 году составляла 66%. Было несколько случаев переноса заседаний ввиду вообще неявки депутатов. В итоге взамен отсутствующих членов председатель комиссии зачастую приглашал на заседания членов культурно-просветительских обществ, именуя это общественным советом национальных обществ.
      Основным направлением работы облсовета в области национальной политики считалось развитие национальных культур. Осенью 1992 года Малым Советом было принято решение «О состоянии и мерах улучшения преподавания родных языков в школах области». Управлением образования была разработана пятилетняя программа по сохранению и развитию языков, финансирование которой в бюджете Ульяновской области шло отдельной статьей. Областной Совет укрепил кафедру по изучению родного языка в институте подготовки кадров, в 1993 году в училище культуры была создана группа для подготовки национальных татарских и чувашских педагогических кадров. Среди всего контингента принятых на очное отделение на всех факультетах Ульяновска, татары составляли 13%. Ульяновская область выступила инициатором заключения с Мордовией и Чувашией соглашения в области установления регулярных культурно-национальных связей, были установлены контакты с ассоциацией угро-финских народов, проведен смотр-конкурс чувашских песен.
      20 ноября 1992 года, в преддверии Всемирного конгресса чуваш в Чебоксарах, состоялась областная конференция чуваш Ульяновской области, поставившая задачу возрождения чувашского педагогического училища. В работе конференции приняло участие более 300 делегатов из районов области. Конференция констатировала определенный упадок чувашской культуры в области, проинформировав, что «писать по-чувашски могут лишь 13 учеников чувашской национальности». Родители в ряде чувашских семей возражали против введения в школе двуязычая, считая , что родной язык не пригодится их детям в будущем. «Среди подрастающего поколения чувашей,- констатировали делегаты конференции,- более половины равнодушны к своей национальной принадлежности». В отличие от татарской общины, в чувашской среде не образовывались партии националистического толка и вообще сепаратистские тенденции были не сильны, если не считать некоторых лозунгов, звучащих в основном из среды интеллигенции. Основное же чувашское население области- более 65 тысяч- проживало в сельской местности.
     Среди немногочисленных ульяновских диаспор несколько выделялась немецкая. В основном, как нам кажется, это было связано с общим вниманием в те годы к проблемам поволжских немцев и отголоскам конфликтов вокруг немецкой автономии в Саратовской области. В Ульяновске действовало несколько немецких культурных обществ- «Возрождение», культурный центр «Фройншафт», благотворительный фонд. Немецкие переселенцы не ставили вопрос о каком-то предпочтении, лишь просили поставить их в равные условия и выделить им обещанные ресурсы для обустройства. В начале 90-х было зафиксировано несколько конфликтов, в частности конфликт немцев-переселенцев с дачниками в поселке Ивановка, закончившийся тем, что немца перенесли свои вагончики, в которых проживали без воды, в Карсунский район.
      Проблемы национального самосознания русских концентрировались в деятельности Симбирского казачества. В начале февраля 1992 года в Ульяновске прошел Большой казачий круг Симбирского казачества. На заседании присутствовало 150 человек. На круге атаман Симбирских казаков С.Кондратьев поставил задачи- добиться формирования казачьих воинских частей, участвовать в охране рубежей России, содействовать укреплению правопорядка в городе и области и развитию казачьих фермерских хозяйств. Правление выступило против частной собственности на землю и высказали ряд упреков в адрес областного Совета и администрации за невнимание к казачеству. Были приняты резолюции- «Основные направления становления и развития казачьего землячества», « О межнациональных отношениях», «О казачьем землепользовании», а также обращение «Симбирское казачество просыпается».
      В близкой связи с национальными вопросами, местные Советы координировали работу религиозных конфессий. В начале 90-х на территории области действовали Русская Православная Церковь, мусульманские религиозные общества, евангельские христиане-баптисты, адвентисты седьмого дня, буддистское общество, люьеранское, общество сознания Кришны. Услилился поток различных религиозных миссий католического, протестантского и других направлений, ведущих массовую пропаганду своих вероучений, прежде всего на молодежь. Ряд религиозных общин были не зарегистрированы, среди них отличалось развернувшее значительную агитационную деятельность по вербовке своих членов пресловутое «Белое братство».
      Ведущее положение среди конфессий занимала РПЦ, управляемая епископом Ульяновским и Мелекесским Проклом. Православная церковь активно работала с Советами по возвращению и реставрации старых храмов, строительству новых. В области образовалось чувашское религиозное общество, церковная служба там велась на родном языке. В 90-93 годах РПЦ ставила перед облсоветом вопрос о кафедральном соборе- либо на базе бывшего Германовского собора (где до сих пор находится госархив), либо пол строительству нового. В последние два года существования Советов православной церкви в Ульяновской области было возвращено около 30 зданий.
      Второе по значимости положение в области занимали мусульмане. В строительстве мечетей татарская община проявила большую заинтересованность и организацию. Было открыто медресе. В начале 1992 года в Новом городе Ульяновска возник конфликт вокруг выделения земли под мечеть и национально-культурный комплекс. Областному и городскому совету удалось его погасить.
      Областной совет народных депутатов учредил газеты на татарском языке «Эмет» и на чувашском «Канаш», на телерадиокомпании «Волга» были открыты татарская, чувашская и немецкая редакции. Координирующую роль в проведении национальных праздников проводил Дом дружбы народов. Основная работа по помощи в возрождении национальных культур проводилась областным Управлением культуры и образования. В начале 90 г. была утверждена областная программа развития национальной культуры, обычаев родного языка. Были созданы татарский и чувашский общественные советы. (Форма Общественного совета с участием представителей национально-культурных обществ используется в Ульяновской области до сих пор). Основная задача, как следует из анализа источников, решаемая Советами в конце 80-х- начале 90-х годов в области национальных вопросов, заключалась в переводе наблюдающегося всплеска национального самосознания и активности из политической в культурно-просветительскую плоскость.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО). Ф.Р-3038.Оп.5.Д.3120.Л.29.
2. Там же. Л.28.
3. Законодательное собрание Ульяновской области. Ульяновск.2001.С.9.
4. ГАУО.Ф.Р-3038. Оп.5.Д.3153. Л.57.
5. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф.10026.Оп.5.Д.491.Л.1.
6. ГАРФ. Ф.10026.Оп.5.Д.331.Л.41.
7. ГАРФ.Ф.10026.Оп.5.Д.1061.Л.2.
8. ГАУО.Ф.Р-634.Оп.2.Д.1551.Л.114.
9. ГАУО.Ф.Р-3038.Оп.5.Д.3120.Л.28.
10. Там же.Л.31.
11. ГАУО.Ф.Р-3038.Оп.5.Д.3187.Л.53.
12. Там же.Л.15.
13. ГАУО.Ф.Р-3038.Оп.5.Д.3135.Л.58. 14. ГАУО.Ф.Р-3038.Оп.5.Д.3153.Л.43.
15. Там же.Л.35,38,42-45.
16. Там же.Л.97.
17. Деятельность Законодательного Собрания Ульяновской области первого созыва за 1996-97 годы. Цифры и факты. Ульяновск.1998.С.47.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


Фото П.Воробьева
Наш баннер
Михаил Матвеев. Официальный сайт