Михаил Матвеев. Официальный сайт

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
ГЛАВНАЯ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МОНОГРАФИИ И ДИССЕРТАЦИИ Докторская диссертация М.Н.Матвеева «Власть и общество в системе местного самоуправления России в 1977 - 2003 годах» – ГЛАВА II

Докторская диссертация М.Н.Матвеева «Власть и общество в системе местного самоуправления России в 1977 - 2003 годах» – ГЛАВА II

Печать

СОДЕРЖАНИЕ     ВВЕДЕНИЕ     ГЛАВА I     ГЛАВА II     ГЛАВА III     ГЛАВА IV     ГЛАВА V     ГЛАВА VI     ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

ГЛАВА II. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕСТНЫХ СОВЕТОВ В ПЕРИОД 1977-1985 гг.

2.1. Статус, структура, состав и формы работы представительных и исполнительно-распорядительных органов Советов народных депутатов после принятия Конституции 1977 г.

Полновластие Советов, закрепленное в Конституции СССР 1977 года, основывалось на реализации в советской системе управления государством формулы «власти народа». Столь объемная формула, разумеется, предполагала широкие полномочия и статус Советов, а также всеобщую основу их формирования. СССР определялось как «социалистическое общенародное государство», в котором «вся власть принадлежит народу», осуществляющему ее через «Советы народных депутатов, составляющие политическую основу СССР». Принципиальным моментом, определившим статус Советов в системе власти стала норма второй статьи Конституции 1977 г.: «Все другие государственные органы подконтрольны и подотчетны Советам народных депутатов».[1]

Конституция 1977 г. расширила и конкретизировала полномочия Советов. Основополагающим принципом деятельности Советов народных депутатов стала система всеобъемлющей советской вертикали власти. Согласно ст.89 Конституции Советы народных депутатов - Верховный совет СССР, Верховные Советы союзных республик, Верховные Советы автономных республик, краевые, областные Советы народных депутатов, Советы народных депутатов автономных областей и округов, районные, городские, районные в городах, поселковые и сельские Советы народных депутатов составляли единую систему государственной власти, постоянную и единственную основу всего государственного аппарата, местного и центрального, снизу доверху. Разумеется, такая структура власти придавала Советам статус сверхорганизации, при которой, однако, данная «высшая форма демократической организации государства, на деле обеспечивающая всем широкое и всестороннее участие в государственном управлении»[2] носила во многом декларативный характер в условиях фактического подчинения другой сверхорганизации- Коммунистической партии Советского союза (КПСС), совершенно монопольное всевластие которой было закреплено в знаменитой 6 статье Конституции 1977 г.

Местного самоуправления в адекватном значении в Советском Союзе не существовало. Понятие «местное самоуправление» в Конституции СССР отсутствовало, заменяясь понятием «местные органы государственной власти и управления», статус которых определялся главой 19. Говорить о том, что местные Советы в СССР являлись органами, сочетающими в себе функции органов местного самоуправления и местного государственного управления также не вполне корректно с правовой точки зрения не только исходя из современных норм местного самоуправления, закрепленных в Европейской хартии о местном самоуправлении, но и в сравнении со статусом классического отечественного местного самоуправления, реализованного в земстве. С массой тавтологических оговорок, учитывая генезис советской системы в конце 80-х – начале 90-х годов, можно сказать, что местные Советы занимали место органов местного самоуправления в СССР, обладая кругом полномочий в решении вопросов местного значения, который свойственен компетенции местного самоуправления. В отношении же собственно понятия «самоуправления», советское конституционное право не продвинулось дальше указания местным Советам на необходимость вынесения «наиболее важных вопросов на обсуждение граждан» и содействия развития «общественной самодеятельности населения», отраженных в 144 статье Конституции РСФСР.

В Конституции РСФСР статус органов местного государственного управления определялся в двух главах: в главе 17 регламентировался статус Местных Советов народных депутатов, а в главе 18 - их Исполнительных комитетов. По совокупности посвященных статей, российская Конституция отводила местным органам власти более чем в два раза больше внимания, чем союзная. Очевидно, это было отражением перераспределения полномочий между Союзом и союзными республиками, согласно которому осуществление руководства деятельностью местных советов находилось в ведении республиканского Верховного Совета.[3] Местные Советы, объединяя население, проживающее на их территории, являлись ключевым звеном советской власти. Согласно Конституции система Местных советов включала в себя органы государственной власти в краях, областях, автономных областях, автономных округах, районах, городах, районах в городах, поселках и сельских населенных пунктах. Основной Закон декларировал, что местные Советы решают все вопросы местного значения, «исходя из общегосударственных интересов и интересов граждан, проживающих на территории Совета». Автономных начал при этом, как у классических органов местного самоуправления у местных Советов не было. Статья 146 Конституции СССР определяла, что местные Советы «проводят в жизнь решения вышестоящих государственных органов». При этом, в соответствии с конституционным принципом единства органов государственной власти, местные Советы руководили деятельностью нижестоящих Советов народных депутатов.

К началу 80-х годов в СССР было 51 565 местных Советов, в которые было избрано 2 млн.285 тыс. депутатов. [4] В 1982 году в Куйбышевской области было 10 городских советов, 25 районных и несколько сотен поселковых и сельских Советов[5].Отделы и управления исполнительного комитета образовывались соответствующим Советом и подчинялись в своей деятельности как Совету и его исполнительному комитету, так и соответствующему вышестоящему органу государственного управления. Отделы и управления исполнительного комитета краевого, областного Совета отчитывались о своей работе перед Советом, его исполнительным комитетом, соответствующим министерством и государственным комитетом РСФСР, а также на собраниях трудовых коллективов и по месту жительства граждан. Деятельность отделов и управлений исполнительного комитетаосуществлялась на основе сочетания единоначалия и коллегиальности. Исполкомы избирались из числа депутатов соответствующего Совета на первой сессии каждого созыва в составе председателя, 3-5 заместителей, секретаря и 9-15 членов путем открытого голосования. По представлению председателя исполкома Совет утверждал персональный состав руководителей управлений, отделов, других приравненных к ним структурных подразделений. Руководители отделов и управлений несли персональную ответственность за выполнение возложенных на отдел, управление задач. В отделах и управлениях могла быть образована коллегия. Состав коллегии утверждался исполнительным комитетом Совета. Решения коллегии проводились в жизнь, как правило, приказами руководителей отделов, управлений.

Структура аппарата областного исполнительного комитета (на примере Саратовского облисполкома в 1983-1989) была представлена следующим образом: руководство (председатель, заместители, секретарь), организационно-инструкторский отдел, общий отдел (включая наградную группу), протокольная часть, экспедиция (включая архив), хозяйственный отдел, второй отдел, отдел актов записи гражданского состояния (ЗАГС), уполномоченный Совета по Делам религии при Совете Министров СССР по Саратовской области, секретарь комиссии по делам несовершеннолетних. В 1983-1988 годах в Саратовском Областном Совете существовало пять постоянных комиссий: по делам несовершеннолетних, наблюдательная, по борьбе с пьянством, по безопасности движения автотранспорта, по производству товаров народного потребления и торговле[6]. В соответствии с законом РСФСР «О городском, районном в городе Совете народных депутатов РСФСР», исполнительный комитет городского, районного в городе Совета народных депутатов включал в себя деятельность административных и наблюдательных комиссий, комиссий по делам несовершеннолетних, комиссий содействия охране памятников истории и культуры и комиссий по борьбе с пьянством, образуемых городским, районным в городе Советом при исполнительном комитете. Куйбышевский горисполком в 1983 г. состоял из председателя, нескольких заместителей, старших инспекторов, инспекторов по контролю за распоряжениями, сотрудников приемной горисполкома, юристов, инструкторов, работников общего отдела, отделов связи, планирования, капитального строительства и материальных фондов, коммунального хозяйства, торговли и бытового обслуживания, транспортного отдела, отдел учета и распределения жилой площади, отдел ЗАГС и т.д.- всего 91 человек[7]. В соответствии с законодательством, отделы и управления исполнительного комитета состояли на бюджете или на хозяйственном расчете.

Отражением существующих в СССР установок о народовластии является качественный состав депутатского корпуса. Учитывая искусственное регулирование безальтернативных советских выборов и тщательную систему предварительного государственного и партийного контроля за волеизъявлением масс и кандидатурами «выдвигаемых» в депутаты, данная статистика показывает не столько естественную социальную динамику политической жизни в Советском Союзе, сколько существующие внутри власти тенденции и квоты (табл.1).

Таблица 1

Состав депутатов Куйбышевского областного Совета

народных депутатов 17 созыва (1980 г.) и 18 созыва (1982 г.)[8]


17 созыв 1980 г. (чел. (%))

18 созыв 1982 г. (чел. (%))

Партийных работников

Советских работников

Руководителей предприятий

Профсоюзных, комсомольских работников

Военнослужащих

Работников

науки и культуры

Инженерно-технических работников

Медицинских работников

Работников просвещения

Директоров

колхозов и совхозов

Специалистов

сельского хозяйства

Студентов

Рабочих

Работников совхозов

Колхозников

29 (6,4%)

75 (16,7%)

18 (4%)

2 (0,4%)

7 (1,6%)

14 (3,1%)

12 (2,7%)

8

9

12

5

5

216 (48%)

5

47 (10,4%)

38 (8,3%)

77 (16,7%)

25 (5,4%)

3 (0,7%)

8 (1,7%)

13 (2,8%)

9 (2%)

6 (1,3%)

7 (1,5%)

15 (3,4%)

4

5

221 (48%)

6

39 (8,5%)

Являлись ранее депутатами 41,3% 46,5%

Общая численность

450 депутатов

460 депутатов

По уровню образования (1980 г.) депутатов с высшим образованием- 43,3%, средним- 49,8%, неполным средним- 6,8%, начальным- 0,1%. Как видно из представленной статистики, основное количество депутатских мандатов (57-59%) в результате применения «инструментов народовластия»[9] по-прежнему традиционно отводилось представителям «трудящихся»- рабочих и колхозников, являющихся в СССР «привилегированным классом». 30-34% отводилось представителям партийно-хозяйственной номенклатуры. Доля представителей интеллигенции не превышала 7-8%. Сохранение данных пропорций, вплоть до процентных совпадений из созыва в созыв не оставляет сомнений в искусственном регулировании составов депутатского корпуса Советов. В 1984 году в Куйбышевской области из 16 878 депутатов 345 местных Советов рабочих было 7 775 чел, колхозников- 3 914 чел, что в общей сложности составляло 69,3% всей численности депутатского корпуса.[10] Среди почти 17-тысяч. депутатов было более 7 тысяч коммунистов[11]. Аналогичная картина наблюдалась на выборах Советов всех уровней и в других регионах. На выборах местных Советов Ульяновской области в 1980 г. « с чувством глубокого удовлетворения в выборах участвовали 99,99% избирателей, абсолютное большинство которых отдали свои голоса за кандидатов нерушимого блока коммунистов и беспартийных»[12].

В соответствии с результатами выборов, 68,7% депутатских мандатов получили рабочие и колхозники, около 50%- женщины, 33,3%- молодежь в возрасте до 30 лет. Как следует из материалов I сессии 10 созыва Ленинского районного Совета г.Ульяновска, в марте 1980 г. из 250 депутатов райсовета 148 было рабочих, 11 руководителей предприятий, 9 инженеров, 9 работников народного образования, 7 медработников, 7 работников торговли и общественного питания, 24 партийных работника и работников советских, комсомольских и профсоюзных органов, 8 военнослужащих, 5 учащихся. По уровню образования депутатский корпус состоял из 98 депутатов имеющих высшее образование, 146- среднее и 6- незаконченное среднее. Ровно половину- 125 мандатов получили женщины. Из депутатов Ленинского райсовета 129 человек были беспартийными, 121- членами КПСС и 51- членами ВЛКСМ. Распределение по возрасту было следующим: в возрасте до 25 лет- 30 депутатов, (26-30)- 50, (31-40)-73, (41-50)-64, свыше 50 лет- 33 депутата. Среди депутатов были представители восьми национальностей. В итоге выборов, депутатский корпус обновился на 50,4%.[13]

Разумеется, при свободных выборах в представительные органы власти различного уровня и в различных областях, имеющих естественные отличия в составе населения, результаты голосования не могут быть столь идентичными. Однако, приведенные примеры практически идентичных пропорций качественного состава депутатского корпуса отражают и общегосударственную картину, что, безусловно, подтверждает тезис об искусственном регулировании процесса советских выборов и, возможно, наличии общих для всех регионов квот, заранее предусматривающих определенный процент среди депутатов рабочих, колхозников, беспартийных, женщин, молодежи и т.п. В целом по СССР состав избранных в 1980 г. депутатов местных Советов выглядел следующим образом (табл.2)[14]:

Таблица 2

Состав избранных в 1980 г. депутатов местных Советов по СССР.

Всего депутатов

2 274 699 чел.

100%

Мужчин

Женщин

Членов КПСС

Беспартийных

Рабочих

Колхозников

Молодежи до 30 лет.

Членов ВЛКСМ

1 474 694

1 127 005

979 806

1 294 894

985 896

576 665

757 720

479 175

50,5%

49,5%

43,1%

56,9%

43,3%

25,4%

33,3%

21,1%

Несколько иными были результаты выборов в Верховные Советы союзных республик, прошедшие в 1980 г. одновременно с выборами в местные Советы (табл. 3)[15]:

Таблица № 3

Результаты выборов в Верховные Советы союзных республик (1980 г.)

Всего депутатов

6 728 чел.

100%

Мужчин

Женщин

Членов КПСС

Беспартийных

Рабочих

Колхозников

Молодежи до 30 лет.

Членов ВЛКСМ

4 311

2 417

4 552

2 206

2 323

1 717

1 338

964

64,1%

35,9%

67,2%

32,8%

33,2%

17,4%

19,9%

14,3%

Как видим, по мере повышения уровня власти, в ней становилось меньше женщин, беспартийных, рабочих и колхозников, молодежи и становилось больше мужчин, членов КПСС, увеличивался возраст депутатов[16]. Несмотря на то, что в приведенных выше таблицах не везде присутствуют парные антиподы (мужчины- женщины, члены КПСС- беспартийные), очевидно, что перераспределение от рабочих и колхозников в первую очередь происходило к руководящему составу советских и партийных органов, а также директорам предприятий. Это подтверждается более развернутой статистикой состава депутатского корпуса, в т.ч. анализом данных по составу местных Советов Куйбышевской и Ульяновской областей, приведенных ранее. В этих данных просматривается общая закономерность - после «представителей простого народа»- рабочих и колхозников, самую крупную «фракцию» в советских парламентах составляла партийно-советская бюрократия (25-28%), за которой шел директорский корпус руководителей промышленных предприятий, колхозов и совхозов (8-10%). Говоря об искусственном регулировании составов Советов можно привести слова бывшего председателя Советов министров СССР Н.И.Рыжкова, который говорил: «можно и нужно критиковать деятельность» Советов, «но только не самих депутатов», зная «через какое сито они проходят в партийных и других органах при отборе в кандидаты». Н.И.Рыжков считал: «Да, практически это было назначение в депутаты, правда назначение людей трудолюбивых, честных и высокой морали. Именно эти качества людей лежали в основе отбора в представительную власть»[17].

В соответствии со ст.91 Конституции СССР, основной формой работы Советов народных депутатов была сессия. На ней рассматривались и решались «важнейшие вопросы, отнесенные к ведению соответствующих Советов народных депутатов», избирались постоянные комиссии, создавались исполнительные и распорядительные, а также другие подотчетные им органы. В соответствии с Законами РСФСР «О краевом, областном Совете народных депутатов в РСФСР» и «О городском, районном в городе Совете народных депутатов РСФСР» сессии краевого, областного, городского и районного Советов народных депутатов созывались исполнительным комитетом не реже четырех раз в год. Сессия Совета могла быть также созвана по предложению не менее одной трети депутатов. Сессия Совета была правомочна принимать решения при наличии не менее двух третей общего числа депутатов. Вопросы на рассмотрение сессии Совета народных депутатов вносились исполнительным комитетом, постоянными комиссиями и депутатами Совета. Кроме того предложения к повестке дня сессии могли представляться органами общественных организаций, а также Советами народных депутатов нижестоящего уровня. Совет народных депутатов правомочен был рассматривать и решать на сессиях любые вопросы, отнесенные к его ведению законодательством Союза ССР и РСФСР.

Решения на сессии принимались открытым голосованием большинством от общего числа депутатов Совета. В соответствии с законодательством, содержащиеся в решениях областного Совета предложения и рекомендации в адрес расположенных на его территории предприятий, учреждений и организаций вышестоящего подчинения должны быть рассмотрены руководителями этих организаций, а результаты рассмотрения сообщены Совету или его исполнительному комитету не позднее чем в двухнедельный срок. Совет и его исполнительный комитет в случае невыполнения их решений руководителями предприятий, учреждений и организаций вышестоящего подчинения входили в соответствующие вышестоящие органы с представлениями о наложении на этих руководителей дисциплинарных взысканий вплоть до освобождения их от занимаемых должностей. Результаты рассмотрения представлений должны быть сообщены Совету или его исполнительному комитету не позднее чем в месячный срок[18]. Решение Совета в случае несоответствия его закону могло было быть отменено вышестоящим Советом.

Повестка сессии на 80% состояла из «плановых вопросов», вытекающих из полномочий местных Советов и деятельности его постоянных комиссий[19]: комплексное экономическое и социальное развитие на их территории; контроль за соблюдением законодательства расположенными на этой территории предприятиями, учреждениями и организациями вышестоящего подчинения; координация и контроль их деятельности в области землепользования, охраны природы, строительства, использования трудовых ресурсов, производства товаров народного потребления, социально-культурного, бытового и иного обслуживания населения[20]. Кроме того, важнейшими по иерархии вопросами повестки сессии являлись «событийные»- итоги выборов, реакция на различные решения и постановления высших советских и партийных органов, съезды, пленумы и т.п. [21] На сессиях обсуждались и утверждались планы экономического и социального развития и бюджета территории, планы жилищного, коммунального, культурно- бытового строительства и благоустройства. Предметом обсуждения на сессиях были вопросы укрепления государственной, трудовой и производственной дисциплины, народного образования, культуры, охраны окружающей среды, выполнения наказов избирателей. Как правило, за год на сессиях Советов рассматривалось 15-20 вопросов, помимо постоянных комиссий, рассматриваемых в год около 100 вопросов, основная часть вопросов (400-500) рассматривалась в промежуток между сессиями на заседаниях исполкома. Поэтому, одним из важнейших вопросов сессии Совета был отчет Исполкома, заслушиваемый, как правило, 1 раз в год. Работа сессий Советов широко освещалась в СМИ.

Развернутая характеристика вопросов, рассматриваемых на сессиях местных Советов, содержится в типовой форме «Сведения о характере вопросов, рассмотренных на сессиях и заседаниях исполкома Совета народных депутатов», прилагаемой Советами к отчетам вышестоящим органам советской власти. В качестве примера, рассмотрим подобную справку о работе Октябрьского районного Совета народных депутатов г.Саратова за 1983 г. (табл. 4) [22] :

Таблица 4

Сведения о характере вопросов, рассмотренных на сессиях и заседаниях исполкома Октябрьского районного Совета народных депутатов в 1983 г.

№ п/п

Характер вопросов

Сессия

Совета

Заседания

Исполкома

1

2

3

4

1.

Проведено сессий

4


2.

Проведено заседаний исполкома


24

3.

Рассмотрено вопросов на сессиях - всего

12


4.

Рассмотрено вопросов на заседаниях исполкома- всего


442

5.

В том числе вопросы:

О плане экономического и социального развития [23]

Повышения эффективности общественного производства

О выполнении соцобязательств

Выпуска товаров народного потребления

Повышения качества продукции

Экономии и бережливости

Развития промышленности

Развития транспорта

Развития связи

Подготовки и использования кадров

Исполнения Закона СССР о трудовых коллективах

Государственной и трудовой дисциплины

Бюджетно-финансовые вопросы

Об инициативах коллективов

Капитального строительства

Дорожного строительства

Жилищного строительства

Коммунального хозяйства

Благоустройства

Торговли и общественного питания

Бытового обслуживания

Народного образования

Здравоохранения

Социального обеспечения

Развития физкультуры и спорта

Работы культпросветучреждений

О ходе выполнения решений вышестоящих органов и своих собственных

О выполнении предложений, критических замечаний

Исполнение Закона СССР «О статусе народных депутатов в СССР»

О деятельности территориальных депутатских групп

О деятельности производственных депутатских групп

О деятельности депутатских постов

О работе с общественными самодеятельными организациями

О работе с детьми и подростками

Вопросы работы органов народного контроля

Отчеты депутатов Совета

Отчеты постоянных комиссий

Отчеты исполкомов

Отчеты отделов

О выполнении наказов избирателей

О работе с письмами, жалобами трудящихся

Вопросы укрепления социалистической законности

О работе общественных пунктов охраны порядка и Добровольных народных дружин (ДНД)

Другие вопросы

1

1

1

1

1

1

1

1

4

1

4

3

1

2

3

8

3

2

3

2

6

3

1

5

2

1

1

2

17

1

2

1

1

2

2

2

359[24]

За 1982 год и первое полугодие 1983 г. Октябрьским районным Советом народных депутатов г. Саратова было проведено 6 сессий, на которых было рассмотрено 16 вопросов, в том числе плановых и бюджетно-финансовых (5), жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства (1), народного образования (1), социалистической законности и общественного порядка (1), об утверждении планов мероприятий по выполнению наказов избирателей- (1), с отчетом о работе исполкома (2), о работе территориальной депутатской группы (1), рассмотрен один депутатский запрос (о благоустройстве Октябрьского поселка). На сессиях было заслушано 12 докладов, 3 содоклада, 2 информации о выполнении ранее принятых Советом решений.[25] В свою очередь за время работы Октябрьского райсовета данного созыва, ход выполнения решений Совета заслушивался на заседаниях исполкома 18 раз.[26] По подсчетам Пензенского облисполкома, в 1981 г. в обсуждении вопросов на сессиях местных Советов области приняли участие 10272 депутата, или 64,4 %.[27] По сложившейся практике, на каждом заседании исполкома рассматривалось 1-2 основных вопроса, к подготовке которых привлекались заведующие отделами, постоянные комиссии Совета, комиссии при исполкоме, внештатные отделы, приглашенные специалисты соответствующих отраслей народного хозяйства. На формирование повестки оказывали влияние сезонные- о подготовке жилого фонда к зиме, о подготовке к летней оздоровительной работе с детьми, к летней торговле и т.д.

Одним из важнейших и наиболее объемных вопросов сессий местных Советов был отчет их исполнительных комитетов. Содержание такого отчета, как правило, состояло из сочетания стандартных идеологических блоков общего характера и описания социально-экономической деятельности, ведущейся на территории Совета, снабженной разного рода количественными показателями. Информация, содержащаяся в докладе, по большей части носила обобщенный и «обтекаемый» характер, а общий позитивный пафос текста усиливался за счет псевдодинамики речевых оборотов: «особое внимание уделяется», «большую роль играет», «улучшение и совершенствование» и т.п. Все официальные тексты – будь это выступления должностных лиц, публикации в СМИ[28], отчеты органов власти в СССР – были похожи друг на друга как близнецы и выдержаны в единой псевдо-возвышенной манере, будто вышли из-под правки одного редактора[29].

Типичным примером того времени является отчет Исполкома Энгельского районного Совета Саратовской области за 1981 г, прозвучавший на 10 сессии районного Совета народных депутатов 31 марта 1981 г[30]. Доклад председателя райисполкома Е.П.Лукьянова обширно перемежался цитатами о высокой роли Советов из Конституций СССР и РСФСР, а также ссылками на работу райисполком под руководством районного комитета партии.Представление о содержании докладов советских депутатов на сессиях начала 80-х годов дают стенограммы их выступлений. В большинстве они мало отличались в своей структуре от отчетов руководства Советов: примеры конкретного направления деятельности депутата густо перемежалась с идеологическими штампами. На приведенной в качестве примера девятой сессии Энгельского Совета Саратовской области выступило около 10 депутатов. Большинство выступлений носили абстрактный характер, и за большим количеством слов трудно было разглядеть реальные проблемы населения и положение дел на местах. Доминирующая в 70-е – начале 80-х годов форма изложения официальных текстов не оставляла места для отражения специфики местных сообществ и территорий, которая практически не просматривались сквозь «идеологические заклинания», составляющие основу любого выступления тех лет. В сверхцентрализованном государственном аппарате СССР любой Совет- начиная с поселкового и заканчивая Верховным, считался не просто органом государственной власти, но и проводником государственной политики. Из чего напрямую следовало наполнение его работы не столько связью с населением и его «местными пользами и нуждами», сколько выполнением некой глобальной политической миссии, порученной «партией и правительством» [31]. Именно поэтому, очевидно, начальник Энгельского РОВД после соответствующего постановления ЦК КПСС не просто ловил преступников, а «более целенаправленно» и «претворяя решения XXVI съезда КПСС в жизнь», а депутаты зверсовхоза «Анисовский», заготавливали пушных зверьков «навстречу 60-летию СССР». По этой же причине под лозунгом «60-летию СССР- 60 ударных недель» депутат райсовета доярка О.П.Критинина надоила по 2350 килограммов при плане 2150, а работники торговли колхоза «Россия» выполняли годовой план товарооборота «в свете решений XXVI съезда КПСС».[32] В отчетах о работе депутатов редко можно было встретить информацию о законотворческой и иной собственно депутатской деятельности, и значительно чаще- как депутаты выступали с различными «передовыми починами» и «личным примером стремились направить трудовую и политическую активность своих коллективов на решение стоящих перед ними задач».

Так, в отчете Октябрьского районного Совета г.Саратова за 1982 год практически нет информации о деятельности конкретных депутатов помимо того, что те или иные депутаты по месту работы (не в Совете, а на производстве) «с отличным качеством выполнили задание к 113 годовщине со дня рождения В.И.Ленина», выступили с тем, или иным почином («Пятилетку- за четыре года», «Рядом с депутатом нет отстающих» и т.п.), сэкономили столько-то тонн сырья, материалов, топлива и т.д[33]. Все это лишний раз подчеркивает, что по большому счету, советская государственная традиция не выделяла депутатскую работу в особый вид деятельности, оторванный от производства. Депутат, в понимании советской идеологии,- это не только и не столько представитель избирателей и законодатель в органах власти, сколько «лучший» работник на своем участке народного хозяйства: лучший слесарь, лучший машинист, лучшая доярка и т.п., авторитет которого зиждется на собственных производственных рекордах и знании не столько в области государственного управления, защиты прав избирателей и т.п., а в области слесарного дела, вождения электровозов, ухода за коровами и их дойки и т.д.

В организационной работе Советов имелись существенные недостатки, приводящие к выхолащиванию их сути как органов власти и снижению значения депутатов. На сессиях Советов выступления депутатов в большинстве своем предварительно согласовывались с исполкомом. При этом исполком крайне негативно относился к внесению депутатами существенных поправок к предлагаемым проектам решений[34]. Как правило, вся информация носила «приглаженный» характер, истинные причины провинившихся руководителей скрывались и даже присутствие указаний на «отдельные недостатки» не придавало обсуждению вопросов деловой характер. Отчасти, формализм советских отчетов и перенасыщенность обтекаемыми формулировками депутатских докладов еще и лакировали действительность, скрывая проблемы и довольно безрадостное положение дел в ряде отраслей, особенно отчетливо начавшее проявляться и ощущаться населением именно с начала 80-х годов[35].

Анализируя бесчисленные тексты однообразных докладов, отчетов, проектов работников советских и партийных учреждений, отложившиеся в архивных фондах Советов и комитетов КПСС, трудно отделаться от ощущения, что разветвленный, огромный аппарат советской государственной машины большую часть времени работал на холостом ходу. Сравнивая отчеты за различный период советских и партийных органов власти, можно было легко убедиться, что зачастую их содержательная часть вместе с критикой одних и тех же «отдельных недостатков» переписывалась из года в год, а проблемы так и оставались нерешенными. В качестве примера можно привести два доклада первого секретаря Куйбышевского обкома КПСС Е.Ф.Муравьева на XXV областной партийной конференции в 1980 г. и на XXVII партийной конференции в 1986 г., сохранившихся в архивных фондах Российского государственного архива социально-политической истории.

В 1980 г. товарищ Е.Ф.Муравьев отмечал, что в Куйбышевской области недостаточно решается жилищная проблема и «областным комитетом партии горкомы и райкомы КПСС, местные Советы обязаны, исходя из указаний Генерального секретаря ЦК КПСС тов. Л.И.Брежнева, вопросы жилищного строительства взять под свой постоянный контроль и рассматривать эту работу как прямое указание ЦК»[36]. Данная мысль была повторена Е.Ф.Муравьевым дважды, с подчеркиванием: «в центре внимания Советов» и «под строгим контролем партийных комитетов». Казалось бы, после столь строгого указания, ситуация должна была бы измениться, а если нет- виновные должны были быть строго наказаны. Не говоря уж о том, что логично было бы предположить, что сам докладчик, как руководитель областного партийного комитета и должен был персонально обеспечить «строгий контроль» и нести за это ответственность. Однако, шестью годами позже, в 1986 г., тот же докладчик вновь говорил о том, что «обкому необходимо разработать эффективные меры по выполнению планов капитального жилищного строительства и обеспечить контроль за выполнением данного постановления», т.к. жилищная проблема недостаточно решается. «В связи с этим,- подчеркивал Е.Ф.Муравьев,- мы вправе потребовать коренного изменения положения дел».[37] (В обоих случаях, несмотря на критические замечания, работа Куйбышевского обкома КПСС и облисполкома была признана удовлетворительной).

В структуре Совета, учитывая фактическое участие большинства депутатов в работе органа власти только в период сессии, заметную роль играли постоянные комиссии, ответственные и подконтрольные избравшему их Совету. Согласно ст.142 Конституции РСФСР постоянные комиссии местных Советов избирались из числа депутатов[38] «для предварительного рассмотрения и подготовки вопросов, относящихся к ведению местных Советов, а также для содействия проведению в жизнь решений Советов, контроля за деятельностью государственных органов, предприятий, учреждений и организаций». Конституция РСФСР 1978 г., в отличие от Конституции РСФСР 1937 г., жестко не детализировала количество и наименование постоянных комиссий местных Советов. Статья 49 Закона «О краевом, областном Совете народных депутатов в РСФСР» определяла в отношении областного Совета, что он «образует мандатную комиссию, планово-бюджетную комиссию, комиссию по социалистической законности и охране общественного порядка, а также постоянные комиссии по другим вопросам государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства». Помимо указанных, Совет мог образовывать и иные комиссии. Тот же открытый перечень определял и Закон РСФСР «О городском, районном в городе Совете народных депутатов РСФСР». На практике перечень депутатских комиссий был шире. Так, в Саратовском областном Совете народных депутатов в период 1983-1988 гг. существовало 17 постоянных комиссий[39]. В Ленинском районном Совете Ульяновской области 10 созыва в 1980 г. существовало 14 постоянных комиссий.[40] Октябрьским районным Советом г.Саратова в 1982 году было образовано 13 постоянных комиссий, в составе которых работало 153 депутата из 210 избранных[41]. Об интенсивности и характере работы постоянных комиссий говорит следующая статистика: за 1982 год и первое полугодие 1983 г. постоянными комиссиями указанного райсовета было проведено 97 заседаний, в т.ч. 4 выездных, 5 совместных. Рассмотрено 109 вопросов. В Пензенской области в 1981 г. 2318 постоянными комиссиями местных Советов было подготовлено более 13 тысяч вопросов, на сессиях сделано 2063 доклада и содоклада, 590 комиссий отчитались на сессиях о своей работе[42].

Помимо создания различных комиссий в Советах и исполкомах существовала практика и их упразднения. Так, в Пензенском областном Совете народных депутатов в 1981 г. в целях исключения практики дублирования и сокращения потерь рабочего времени в облисполкоме упразднено 14 различных комиссий и штабов, аналогичная работа была проведена и в горисполкоме[43]. В составе комиссий местных Советов постоянно работали около 80% избран­ных депутатов. Уровень работы самого Совета во многом зависел от уровня работы его по­стоянных комиссий. Комиссии ряда Сове­тов оказывали влияние на выработку решений исполкомов, давали заключе­ния по проектам, их представители выступали на заседаниях исполни­тельных комитетов с докладами и содокладами. Однако это происходило не везде, и зависело, как правило, от инициативы исполкомов. Почти не встречалась, например, практика предварительного обсуждения постоянными комиссиями местных Советов кандидатур на замещение должностей руководителей отделов и управлений исполкомов по профилю комиссии.[44].

Одной из форм работы депутатов Советов в 70-е- в 80-е годы было объединение в депутатские группы и посты. Данная форма работы, широко распространенная в 20-е годы, существовала в СССР вплоть до Великой отечественной войны, начав вновь возрождаться в конце 60-х. (Первоначально депутатские группы возникали в качестве объединений депутатов только на крупных предприятиях промышленных центров для усиления связи депутатов с избирателями, так как выборы депутатов в городские и районные Советы проводились до 1936 г. по производственным единицам и профессиональным союзам. Затем, к производственным группам, объединявшим депутатов Советов и активистов по месту их работы, добавились и территориальные, объединявшие депутатов и активистов по месту их жительства[45]).

Положение о депутатских группах и постах в РСФСР было принято в 1984 г. Депутатские группы образовывались по территориальному, либо по производственному признаку, «для совместной работы среди избирателей и в трудовых коллективах» из числа депутатов избранных от смежных избирательных округов, или работающих на одном предприятии, в учреждении, организации»[46]. Территориальная депутатская группа, как правило, создавалась на базе микрорайона. Так, в Ленинском районном Совете г.Ульяновска в 1980 г. и территориальная депутатская группа включала в себя 20 депутатов- одного депутата областного Совета, 7 депутатов городского Совета и 12 депутатов районного Совета. Депутатская группа имела свое помещение для приема избирателей, план работы, конкретные участки ответственности, за которыми были закреплены депутаты: благоустройство и санитарное состояние жилищного фонда микрорайона, работа товарных складов, уличных комитетов, организация культурно-массовой работы с населением, работа предприятий торговли и общественного питания «по повышению санитарного состояния и культуры в работе», охрана общественного порядка, работа с детьми по месту жительства и школам, организация субботников и воскресников[47], ознакомление населения с решениями Советов и исполкомов через председателей уличных комитетов и на встречах с избирателями[48].

Заседания депутатской группы проводились, как правило, раз в неделю. Работа велась в тесном контакте с домовыми и уличными комитетами. Еженедельно, по графику члены депутатской группы вели прием избирателей. На прием в обязательном порядке приглашались председатели Уличных комитетов, представители ЖКХ. Жалобы и просьбы посетителей фиксировались в специальный журнал приема избирателей, по принятым к решению вопросам назначался ответственный депутат, контролирующий их исполнение. Вопросы, разбираемые на заседаниях депутатских групп были, как правило, коммунальные и бытовые: ремонт трубы, благоустройство дороги, готовность к жилого фонда к зиме, работа транспорта, состояние общественного порядка. Так, на заседаниях депутатской группы №15 Октябрьского районного Совета г. Саратова в 1982 г. рассматривались вопросы: об оперативной обстановке в микрорайоне и работе ДНД политехнического института и повышении ее активности; о работе с трудными подростками и работе детских клубов; о работе со злостными пьяницами и тунеядцами; о работе подразделений ГАИ; о работе уличных комитетов, товарищеских судов. Было организовано депутатское дежурство в помещении пункта охраны порядка[49].

В духе советского общежития депутатские группы разбирали и семейные споры, конфликты между соседями и т.п. На одном из таких заседаний приводимой выше депутатской группы г.Ульяновска рассматривался вопрос «о бесконтрольности воспитания сына» одной из работниц находящегося на территории группы предприятий[50], другая депутатская группа приняла решение «провести рейд усилиями депутатов и представителей Совета общественности по неблагополучным семьям»[51]. На заседании другой депутатской группы г.Саратова в 1982 г. рассматривался вопрос «о внедрении в быт граждан Нравственных принципов жителя города высокой культуры»[52]. Одним из основных направлений работы депутатских групп являлся контроль за выполнением наказов избирателей и сбор и систематизация критических замечаний населения.

Представление о деятельности территориальной группы дает план работы депутатской группы №3 Ленинского района г. Ульяновска на второе полугодие 1984 г. (табл.5)[53]

Таблица 5

План работы депутатской группы №3 Ленинского райсовета г.Ульяновска на II полуг.1984 г.

План работы депутатской группы №3 на II полуг.1984 г.

Дата

Вопрос

Ответственный

4.07.

О работе депутатов по выполнению постановлений ЦК КПСС о 40-й годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

Депутат Крючков А.С.

1.08.

О работе ЖЭУ-18 с руководителями домовых комитетов

Депутат Суркова Л.В.

5.09.

О начале нового учебного года в школе №21

Депутат Сотникова Т.Ф.

8.10.

О готовности жилого фонда к работе в зимний период. ЖЭУ-18.

Депутат Кириллов В.В.

14.11.

О готовности детских спортивных площадок к работе в зимний период. ЖЭУ-18.

Депутат Курочкина Г.М.

5.12.

Отчеты депутатов о работе в своих округах за II полугодие 1984 г.

Депутат Крючков А.С.

5.12.

О проверках депутатами магазинов, столовых и о состоянии воспитательной работы в коллективах Трамвайного депо №1, Автохозяйства №2, швейной мастерской.

Депутат Крючков А.С.

Руководитель депутатской группы №3 Крючков А.С.

Помимо территориальных, депутаты Советов могли образовывать производственные депутатские группы. Так, в 1983 г. в Октябрьском районе г.Саратова депутатами - производственниками было образовано 4 депутатских группы на предприятиях района. Основным вопросом их деятельности, было укрепление трудовой дисциплины на предприятиях, а также контроль над выполнением производственных планов. Вносили депутаты предложения по пересмотру системы оплаты труда, курировали выпуск стенгазет, проводили беседы в цехах и бригадах[54]. Для контроля над вопросами, чаще всего связанными с выполнением конкретного наказа избирателей, депутатские группы образовывали т.н. «депутатские посты»[55].

В полномочиях Советов особое место занимала такая форма контроля за работой государственных органов и должностных лиц, как депутатский запрос. Депутатский запрос был весьма распространенной формой работы Советов и, как правило, в качестве пункта повестки присутствовал практически на каждой сессии. В 1981 году в Пензенской области местными Советами к руководителям исполкомов, их отделов и управлений, а также предприятий, учреждений и организаций было внесено 437 депутатских запросов, в 1985 г.- 504 запроса[56]. Содержание депутатских запросов в основном касалось выполнения наказов избирателей и различных проблем, возникающих в избирательных округах. В ряде случаев в результате вопросы решались, в ряде- нет.

Примеры решенных положительно депутатских запросов Ленинского райсовета г. Ульяновска в 1984 г.- «О капитальном ремонте дома №63 по ул.Шевченко» (запрос депутата Горбуновой в адрес ЖЭУ-2), «О восстановлении водоснабжения дома №11/2 по ул.Крымова» (запрос депутата Емельянова), «О восстановлении санитарного и общественного порядка около дома №46 по ул. К.Маркса» (запрос депутата Гаврилова)[57]- говорят о том, что такая форма как депутатский запрос зачастую применялась для решения самых бытовых проблем избирателей.

Между тем существовала и обратная практика, сводящая «на нет» эффективность инструмента запроса. В среде работников исполкомов существовало мнение, что «любой руководитель, если это возможно, и так не откажет депутату в решении вопроса. Если же решение невозможно, то нет смысла выносить данную проблему на сессию в форме запроса»[58]. Эффективность депутатского запроса также снижалась вследствие отсутствия у Совета реальных рычагов воздействия на руководителей предприятий, особенно вышестоящего подчинения, так как предствление о наложении дисциплинарных взысканий, с которыми Совет имел право обращаться в вышестоящие органы, как правило, ни к чему не приводило. Возможно, поэтому число депутатских запросов в 80-е годы имело тенденцию к снижению: в 1985 г. их было внесено в СССР на 7,5% меньше, чем в 1984 г[59].

Одним из инструментов власти Советом, предоставляемым законодательством и существовавшим в регламентах Советов вплоть до 1993 г. был институт проведения депутатского расследования (по Регламенту Ульяновского горсовета депутатское расследование назначалось по требованию 1/5 депутатов от установленного состава Совета).[60] Реальная возможность депутата по решению тех или иных вопросов определялась не его депутатским статусом, а служебным положением. Именно по этой причине, наибольшим уважением избирателей пользовались депутаты, которые «что-то могут сделать»- руководители исполкомов, партийных комитетов, директора крупных предприятий и т.д. В отличие от многочисленных депутатов-рабочих и колхозников, им немногим и принадлежала советская власть.

 

2.2. Экономическая база местных Советов. Деятельность в области управления экономикой и народным хозяйством территорий.

На начало 80-х годов пришелся XXVI съезд КПСС. Это был первый съезд после принятия новой Конституции СССР и последний т.н. «застойный» съезд перед смертью генерального секретаря ЦК Л.И.Брежнева, правившего страной с 1964 по 1982 год. Учитывая значение партийных съездов для страны, легко понять, что все задачи управления территориями Советы начала 80-х черпали из материалов данного съезда, определившего основные направления экономического и социального развития страны на 1981—1985 годы и на период до 1990 года. В дополнение к материалам съезда в начале 80-х вышли также постановление ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР от 19 марта 1981 г. «О дальнейшем повышении роли Советов на­родных депутатов в хозяйственном строительстве» и постановление Президиума Верховного Совета СССР от 1 апреля 1981 г. «О задачах Советов народных депутатов, вытекающих из решений XXVI съезда КПСС».

Полномочия местных Советов в экономической сфере были весьма широки. Главной функцией Совета как органа власти было финансово-бюджетное руководство. Совет устанавливал и утверждал бюджет подведомственной территории, организовывал его исполнение, осуществлял контроль за ходом исполнения бюджетов нижестоящих Советов. Представление о структуре бюджетов местных Советов начала 80-х годов ХХ века дает бюджет г.Куйбышева за 1980 г. (табл. 6):

Таблица 6

Бюджет г. Куйбышева за 1980 г.[61]

Источник

Сумма (тыс.руб.)

Доходы

157 539

Налог с оборота

Платежи из прибыли предприятий и организаций

Подоходный налог с кооперативных и общественных организаций

Государственные налоги с населения

Местные налоги и сборы

Сборы и неналоговые доходы

Поступления в возмещение расходов по содержанию городских земельных участков

Поступления по денежно-вещевым лотереям

Поступление от реализации государственного 3% внутреннего выигрышного займа

73 084

47 437

1 316

22 002

5 636

4 358

661

1 347

1 247

Расходы

164 635

Народное хозяйство всего,

в т.ч.:

торговля и общественное питание

ЖКХ

газовое хозяйство

Социально- культурные мероприятия всего,

в т.ч.:

просвещение

здравоохранение

Управление

69 852

4 598

64 956

149

90 276

39 150

50 893

1 227

Доходная часть бюджета 1980 г. была выполнена на 100,9%.[62] При этом, как следует из приведенных данных, около половины доходной части бюджета города формировалось за счет налога с оборота, на втором месте по значимости были платежи из прибыли предприятий и организаций. Около 14% доходной части бюджета формировалось за счет государственных налогов с населения. В общих расходах города на городское хозяйство отводилось 42,4%, на образование-23,8 %, на здравоохранение- 31 %. В бюджете г.Куйбышева за 1981 г. пропорции были сохранены примерно те же. Из общей суммы расходов 44,2% было направлено на развитие городского хозяйства, 24%- на народное образование, 30,2% - на здравоохранение[63].

Управление экономикой территории было важной компетенцией местного Совета. По итогам XXVI съезда КПСС было принято специальное совместное Постановление ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР- «О дальнейшем повышении роли Советов народных депутатов в хозяйственном строительстве», декларирующее расширение полномочий Советов по координации работы расположенных на их территории предприятий. Совет фактически координировал и хозяйственную деятельность находящихся на его территории предприятий.Учитывая плановый характер советской экономики, местным Советам (областного и краевого уровня) было предоставлено право вносить в соответствующие министерства и ведомства предложения о производстве на подчиненных им предприятиях товаров народного потребления. Кроме того, областные Советы регулировали ценовую политику, принимая в пределах своей компетенции меры по совершенствованию цен и тарифов, устранению множественности цен на однородную продукцию и разнобоя в ценах на одинаковые изделия и в тарифах на услуги; решая в установленном порядке вопросы утверждения розничных цен и тарифов на овощи и фрукты.

Наиболее значимой частью народно-хозяйственного комплекса в СССР считалась промышленность. Следует отметить, что теория советского «полновластия» в управлении промышленностью постоянно на практике ограничивалась ведомственными барьерами, наиболее непреодолимым из которых был барьер оборонных ведомств, под началом которых в отдельных регионах СССР находилось до 90% промышленных предприятий. Разумеется, «двойное назначение» советской «оборонки» существенно искажало статистику и не давало представления об истинном положении промышленности в СССР. Ни о каком реальном «руководстве» оборонными предприятиями со стороны местных Советов на практике не могло идти и речи.

В полномочиях местных Советов было закреплено руководство развитием производства товаров народного потребления. Совет координировал и контролировал их производство на всех предприятиях, расположенных на его территории. Что касается КПСС, то партия активно вмешивалась не только в деятельность Советов, но и в управление хозяйственных предприятий. О степени такого вмешательства может говорить, например, такой факт: только за один 1980 год ПО «Подводречстрой» Волжского района Саратовской области получило 12 руководящих документов из партийных органов.[64] Отчетные данные местных Советах свидетельствовали о росте в начале 80-х годов промышленности по сравнением с 10 пятилеткой. Так, в Пензенской области объм капиталовложений за 1981-85 годы составил 3,8 млрд. руб., что на 13 % больше, чем в десятой пятилетке. Основных фондов было введено в объеме 4286,1 млн. руб. Были сданы в эксплуатацию Пензенский городской молокозавод, новые корпуса завода «Белинсксельмаш», Сурского литейно-механического, объединения «Пенздизельмаш», Пензенский рыбкомбинат, хлебозавод в г. Каменке, Белинский пищекомбинат, очистные сооружения в Пензе, Каменке, Никольске, Кададинском лесокомбинате. Введены в эксплуатацию Светополянская, Калиновская, Чернозерская, первая очередь Зареченской птицефабрики, элеваторы на Кузнецком и Заметчинском хлебокомбинатах. Вырос на 180 млн. штук больше, чем в 10 пятилетке, выпуск кирпича на ПО «Пензастройматериалы», на предприятиях объединения произошло техническое перевооружение, было установлено нового оборудования на 7,5 млн. руб[65].

Но, несмотря на вышесказанное, в СССР и РСФСР в первой половине 80-х годов произошло падение темпов экономического роста. Развитие экономики шло по экстенсивному пути, новые технологии внедрялись в основном на предприятиях военно-промышленного комплекса. Для множества советских предприятий модернизация оборудования была несбыточной мечтой: скажем, в цехах Куйбышевского завода имени Масленникова (ЗИМ) и в советские, и в 90-е еще годы (вплоть до закрытия завода в наши дни) во многих цехах продолжали еще работать на дореволюционных станках Самарского трубочного завода 1911 года. Возможность влияния Советов на развитие промышленного потенциала, в значительной степени ориентированного на решение военно-стратегических задач, была ограничена. Зная о том, что населению подведомственных им территорий не хватает колбасы, мыла, бытовой техники, Советы, якобы «руководящие» промышленностью, все равно не могли переориентировать заводы с выпуска ракет и мин на колбасу и видеомагнитофоны. Да и громозкий партийно-советский аппарат, осуществляющий руководство плановым советским хозяйством, явно не справлялся с уровнем поставленных временем задач, демонстрируя явное несоответствие провозглашенных партией лозунгов и принципов сложившимся реалиям.[66] Это отчетливо было видно по анализу материалов и сессий Советов, и заседаний партийных органов. По информации первого заместителя Председателя Советов Министров РСФСР В.К.Гусева, озвученной на XXVII Куйбышевской областной партийной конференции в январе 1986 г., темпы роста объемов производства в РСФСР за истекшую пятилетку и 1985 г. в 2 раза были ниже плановых, более 40% заводов и фабрик не обеспечили поставок продукции с учетом заданий и договорных обязательств. В сельском хозяйстве РСФСР за 1981-1985 год ни разу не были выполнены планы по закупкам зерна, сахарной свеклы, подсолнечника [67].

Несмотря на обширные, всеобъемлющие полномочия местных Советов, начиная с середины 60-х годов происходила дальнейшая централизация финансов и перекачка ресурсов из местных бюджетов в вышестоящие. За 1975- 1987 г. доля местных Советов в общем государственном и кооперативных и кооперативных вложениях сократилась с 9,3% до 7,9%. С 1965 по конец 80-х годов удельный вес местных бюджетов в объеме государственного бюджета уменьшился с 20,9% до 15%.[68] Разумеется, сократилась и экономическая база местных Советов. Уже на XXVI съезде КПСС был отмечен ряд факторов, усложняющих рост экономики в начале 80-х: сокращение прироста трудовых ресурсов, увеличение затрат в связи с освоением восточных и северных районов страны, рост расходов на охрану окружающей среды, необходимость больших затрат на перестройку старых предприятий, нужды дорожного строительства, транспорта и связи[69].

Реакция советского руководства на приближающийся экономический кризис была в русле государственной экономической стратегии: решения XXVI съезда партии делали упор на повышение роли планирования «как центрального звена в управлении народным хозяйством». Абсолютизация планирования как панацеи от всех бед была главным принципом и методом советского социального управления. «План, - отмечал в Отчетном докладе на съезде Л. И. Брежнев, - это закон, потому что только его соблюдение обеспечивает слаженную работу народного хозяйства»[70]. Съезд подчеркнул необходимость усилить значение пятилетних планов, «являющихся главным инструментом реализации экономической политики партии»,декларируя их социальную направленность. Ставилась задача «поднять уровень централизованного планирования, более полно учитывать в планах внутренние резервы производства и современные достижения научно-технического прогресса», повысить «действенность территориального планирования и его роль в развитии районов, совершенствовать планирование и руководство территориально-производственными комплексами».

Наряду с усилением планового централизованного руководства народным хозяйством, руководство СССР надеялось на выход из экономического кризиса через «развитие хозяйственного расчета, совершенствование ценообразования, кредитования и финансирования, оптимальное использование экономических рычагов и стимулов»[71]. Контроль за производством товаров народного потребления, законодательно зафиксированный за местными Советами в качестве одного из их обширных полномочий в области управления народным хозяйством территорий, не приводил ни к насыщению рынка и ликвидации дефицита, ни к повышению качества советской продукции. Например, качество продукции Министерства текстильной продукции и товаров народного потребления РСФСР было настолько низким, что к 1985 г. в торговле накопилось тканей, одежды, белья, которые не хотели приобретать покупатели, на сумму более 1,2 миллиардов рублей[72]. Местная промышленность оказалась полностью зависимой от центральных министерств и ведомств и приходила в упадок.

Несмотря на наличие всей необходимой информации о реальном положении дел в экономике и системе управления у властей, действенных мер воздействия на ситуацию не принималось. Более того- именно те люди, кто вследствие своего высокого служебного положения в структуре власти обладали такой информацией, были первыми лакировщиками действительности, передавая и всем остальным буквально разъедающий советский строй изнутри вирус показухи и очковтирательства. В работе структур государственной власти отсутствовала гласность и открытость, а данные о кризисе в советской экономике засекречивались.[73] Безрадостная картина углубляющегося социально-экономического кризиса в СССР в начале 80-х годов ретушировалась трескучей демагогией, с которой начинались и заканчивались любые заседания и доклады. «Уже сегодня отчетливо видно,- говорил в 1980 г. председатель Куйбышевского облисполкома В.А.Погодин,- что советский народ под испытанным руководством ленинской партии, Политбюро, Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР товарища Леонида Ильича Брежнева, претворяя в жизнь экономическую стратегию, выработанную XXIV и XXV съездами КПСС, достиг крупных успехов в создании материальной базы коммунизма и повышении благосостояния советских людей».[74] Очевидно, определенным отражением понимания руководством страной истинных «успехов в создании материальной базы коммунизма» стал провозглашенный на XXVI съезде лозунг «строгого режима экономии и бережливости» материальных ресурсов.

«Нам, товарищи, сейчас по силам решение самых больших и сложных задач, -говорил на съезде генеральный секретарь Л.И.Брежнев.- Но стержнем экономической политики становится дело, казалось бы, простое и очень будничное - хозяйское отношение к общественному добру, умение полностью, целесообразно использовать все, что у нас есть... Экономика должна быть экономной - таково требование времени»[75]. Под невнятный для многих советских людей брежневский лозунг «экономика должна быть экономной» была подведена целая философия, идеологически обосновывающая «режим экономии» в постановлениях ЦК КПСС «Об инициативе коллективов ряда предприятий города Москвы по широкому использованию достижений науки и техники в целях обеспечения экономии трудовых, материальных и энергетических ресурсов», ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 30 июня 1981 г. «Об усилении работы по экономии и рациональному использованию сырьевых, топливно-энергетических и других материальных ресурсов», и Президиума Верховного Совета СССР от 25 августа 1981 г. «О работе Советов народных депутатов по усилению режима экономии и рациональному использованию материальных ресурсов».

Согласно руководящим установкам начала 80-х экономия должна приобрести первостепенное значение для всего советского социального управления, стать принципом деятельности партийных, государственных и общественных органов: «принцип экономии в управлении означает, во-первых, умение рационально, эффективно организовать работу каждого органа социального управления, его личного состава, добиваясь полного и своевременного выполнения и перевыполнения поставленных задач с наименьшими затратами управленческого труда, времени, материальных и денежных средств; во-вторых, умение организовать строгий режим экономии всех ресурсов в деятельности находящихся в ведении ими руководимых органов социального управления, предприятий, учреждений, организаций»[76]. Разумеется, «крупные успехи в создании материальной базы коммунизма» как-то не очень сочетались с понятием «режима строгой экономии», хотя и существовали в идеологической пропагандистской литературе 1981-83 гг. одновременно.

С учетом принятой на XXVI съезде КПСС Продовольственной программы, с начала 80-х годов с местных Советов усилился спрос за состояние дел в сельском хозяйстве. За годы 11 пятилетки среднегодовой объем валовой продукции в колхозах и совхозах Пензенской области возрос на 6 % и составил около 667 млн. рублей. Производительность труда выросла на 12%. Были перевыполнены планы по заготовкам молока и яиц. Среднегодовое производство основных продуктов животноводства в колхозах и совхозах за 1981-1985 гг были выше, чем за годы 10 пятилетки на 7% по мясу, на 8% по молоку, на 11% по производству яиц, и на 6% по заготовкам шерсти. Рост производства был достигнут за счет увеличения поголовья скота и за счет роста продуктивности: продуктивность молочного стада в среднем в годы 11 пятилетки составила 2225 кг., что было на 106 кг. выше плановой[77]. Но прилавки магазинов оставались пустыми.

В ведении местных Советов находилось обширное коммунальное хозяйство, обеспечивающее работу городской инфраструктуры. В 11 пятилетке произошло некоторое увеличение расходов местных бюджетов на ЖКХ. Так, в Пензенской области на развитие жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства городов и населенных пунктов области в бюджете было выделено 700 млн. руб., что в 1,5 раза больше, чем в десятой пятилетке. На выделенные средства было построено несколько крупных объектов коммунального назначения: очистные сооружения водопровода, фабрика-прачечная на 7,5 тонн сухого белья в сутки, путепровод в Пензе, банно-прачечный комбинат в г.Каменке, база энергохозяйства троллейбусного управления, 7,2 км. троллейбусных линий, 650 км. водопроводов, 221 км канализационных, 272 газовых и 63,8 км. тепловых сетей. В результате вложений все отрасли ЖКХ области дали рост услуг: по водопотреблению на 28,3%, по электроснабжению на 19,6%, по тепловой энергии в 2,5 раза. Область превзошла среднереспубликанский уровень обеспеченности коммунальными услугами по газификации, по протяженности освещенных улиц, обеспеченности гостиницами и др.[78]

Взаимоотношения Советов с населением в области ЖКХ ярче всего проявлялась в вопросах по обслуживанию жилого фонда, находящегося на балансе местных Советов, и проблемы в этой сфере мало чем отличалась от того, что мы видим и сегодня: те же жалобы населения на текущие крыши и трубы, отсутствие отопления, неремонтируемый подъезд, мусор и т.д. Те же ссылки коммунальщиков на нехватку средств и отписки. Уровень взаимопонимания хорошо иллюстрирует фрагмент стенограммы встречи работников ЖКХ одного из районов г.Чапаевска Куйбышевской области с жителями, состоявшейся в декабре 1982 г. в редакции газеты «Чапаевский рабочий»[79]:

Нижегородцев, начальник ПЖЭУ№1: - Видимо, есть отдельные квартиры, где холодно. Но лично в мой адрес жалоб не поступало.

Самойлова, житель дома№17: - Как же не поступало жалоб? Лично я обращалась к Вам неоднократно, Вы присылали даже мастера осмотреть мою квартиру. Мастер приходил, посмотрел. А толку никакого. До сих пор никаких мер не принято.

Моисеев, житель дома №3: - Я могу подтвердить то же самое. У меня не работает стояк. С мая ко мне ходят работники ЖЭУ, а стояк по-прежнему бездействует.

Нижегородцев: - Что ж удивляться. Система отопления здесь очень старая. Требует капитального ремонта. Все, что можем, делаем. Внесли дом в список капремонта на 1984 г. Не знаю, выйдет ли как задумано.

Евстропов, житель дома №4: - Лично я обращался к Вам неоднократно с просьбой наладить в моей квартире отопление, горячую воду. Годы идут- положение не меняется. Ваши работники очень халатно относятся к дел.

Гайдунов, начальник ЖЭУ: - Ваши жалобы мы рассматривали неоднократно. Из всего дома Вы один продолжаете жаловаться.Еремина, житель дома №4:- Почему с нас аккуратно взимают плату за горячую воду, которой мы не пользуемся? Ее у нас просто-напросто нет.

Гайдунов: - Там, где горячей воды нет, мы делаем перерасчет. На день проверки у Вас горячая вода была.

Еремина: Не было.Гайдунов: А у нас есть акт, что была[80]»

По нашим данным, около 25-30% всех обращений граждан в местные Советы касались вопросов качества предоставления коммунальных услуг, благоустройства и других проблем ЖКХ. В 1982 г. в Чапаевском городском Совете Куйбышевской области из 485 поступивших за год жалоб таких обращений было 112 (23%)[81], в целом по области из 53168 обращений в местные Советы в этом году по вопросам коммунального хозяйства было 19,5 % (28067), из 93015 письменных обращений по вопросам коммунального хозяйства было 28607 (или 31%).[82] Структура обращений непосредственно в предприятия ЖКХ зависела от особенностей состояния коммунального характера населенного пункта. Например, характер жалоб в ЖЭУ-5 г.Ульяновска за 1985 г. был следующим: жалобы на плохую работу сантехоборудования, несвоевременное выполнение заявок- 24%, жалобы на плохое отопление в квартирах- 38%, обращения по ремонту межпанельных швов- 14%, прочее- 24%.[83]

Едва ли не самыми острыми проблемами в деятельности местных Советов были вопросы обеспечения жильем и жилищного строительства. Местные Советы вели учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, осуществляли контроль за состоянием учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, на предприятиях, в учреждениях и организациях, независимо от подчиненности, распределяли жилую площадь и предоставляли гражданам жилые помещения в домах жилищного фонда, находящегося в ведении Совета, контролировали правильность распределения жилой площади и предоставления гражданам жилых помещений, решали вопросы использования и сохранности жилищного фонда. В общей массе обращений граждан в местные Советы доля заявлений по жилищным вопросам составляла от 30% до 50%, имея тенденцию к увеличению[84]. Следует отметить, что в области строительства жилья в годы советской власти было сделано немало: значительная часть ныне существующего жилищного фонда создавалась именно в 70-е- первую половину 80-х годов. При этом квартиры граждане в СССР получали от советской власти, как правило, бесплатно. Так, только за 10 пятилетку в Саратове было построено 350 многоквартирных дома. В 1983 году в Саратове были введены в эксплуатацию 63 жилых дома общей площадью около 400 тыс.кв.м., в т.ч. около 400 квартир для инвалидов войны и семей погибших[85]. Средняя обеспеченность жильем на 1 человека общей площади возросла с 6,2 до 12,8 кв.м. в 1980 г. Свыше 50 тыс. семей получили жилье и улучшили свои жилищные условия в 70-е годы. Было ликвидировано 265 бараков, жилье предоставлено 3,4 тыс. человек. Кроме того, 1800 семей переехали в благоустроенное жилье из аварийных домов и подвалов. Однако, несмотря на то, что за семидесятые годы в Саратове жилищное строительство превысило весь жилищный фонд, имеющийся в 60-е годы ( введено 4 млн. кв.метров жилья), в начале 80-х годов на учете для получения жилья все еще стояло около 60 тыс. семей. Свыше 300 семей проживали в бараках, более тысячи- в подвалах.[86] 1/3 жилого фонда местных Советов Саратова к середине 80-х годов имела износ более 70%, т.е. подходила под категорию ветхого и аварийного. Недовыполнение плана по вводу жилья в Саратове за 10 пятилетку составило 50 домов[87].

В г.Куйбышеве за 1980 год улучшило свои жилищные условия 18 671 семья, в 1981 г. из бараков было переселено в квартиры более 1300 семей, сдано 570,2 тыс. кв.м. жилья,[88] (9 415 квартир), жилищные условия улучшили еще 16 148 семей[89], однако на очереди на получение жилья в начале 80-х все еще стояло 92 тыс. семей. Из всех обращений граждан в городской Совет заявления по жилищным вопросам в 1979 г. составляли 47%.[90] При этом, из-за большого числа ветхого и аварийного жилья, находящегося на балансе местных Советов, ситуация с годами только ухудшалась. Председатель Куйбышевского горисполкома А.А.Росовский откровенно признавал в 1980 г., что «несмотря на принимаемые меры по его ремонту, привести строения в технически исправное состояние не представляется возможным».[91] С началом перестройки, в 1987 году на сессии Куйбышевского горсовета впервые были обнародованы цифры результатов хозяйственной деятельности Совета в области жилищного строительства: за период 1967-1987 гг. недовыполнение планов жилищного строительства в г.Куйбышеве составило почти 3 млн.кв.м. К 1987 г. в очереди на улучшение жилищных условий стояло более 120 тыс. семей[92]. Выполнение планов строительства жилья и объектов соцкультбыта выполнялись с большим напряжением. Столь же медленно разворачивались темпы строительства в Ульяновской области. Здесь, несмотря на строительство в 70-80-е годы целого заволжского района (так называемого «Нового города»), в очереди на улучшение жилищных условий стояло более 100 тыс. человек.

Ведомственная централизация была существенным ограничителем реальной власти Советов, сводя «на нет» обязательность выполнения решений Совета для всех предприятий и организаций, находящихся на его территории. Действующие законы о местных Советах представляли собой декларации их полномочий, часто не подкрепленных материально- финансовыми ресурсами и дезавуирующиеся ведомственнымиинструкциями.

Некоторые руководители крупных предприятий, находящихся на территории района, игнорировали решения исполкомов местных Советов, считая себя «более крупного масштаба»[93]. К началу 80-х годов управление страной осуществляли почти 100 союзных и 800 республиканских министерств и ведомств. Министерства и ведомства обладали неограниченной собственностью и финансовыми возможностями, зачастую действуя в обход Советов, при этом ответственность за положение дел на местах оставалась за Советами. Значительная часть отраслей, предприятий и объединений народного хозяйства вообще не подчинялись местным Советам. В других случаях руководители Советов находились в роли просителей. « В магазинах города очень редко бывает шампунь и туалетное мыло. Горисполком обратился в министерство об увеличении фондов»,- говорил на 6 сессии Куйбышевского городского Совета народных депутатов председатель горисполкома в 1981 г. А.А.Росовский.[94] Однако, во многих случаях вместо того, чтобы идти навстречу пожеланиям Советов, руководители предприятий вместо увеличения выпуска продукции добивались снижения планов, а то и вовсе снятия определенных товаров с производства[95]. Таким образом сохранялась иллюзия выполнения планов и предприятие получало необходимые премии, но проблемы, которое оно призвано было решать для общества оставались нерешенными. На промышленных предприятиях доля производственных товаров народного потребления была очень низкой: удельный вес бытовых товаров в общем объеме промышленного производства Саратова составлял в начале 80-х годов около 10%, а по одному из наиболее промышленно-развитых районов города- Заводскому- лишь 1,9%.[96]

Председатель Сызранского горисполкома Куйбышевской области И.Ф.Милюков в 1986 году на одном из заседаний приводил пример взаимоотношений города с министерствами: «исполком городского Совета определяет необходимые условия, однако министерства и ведомства с трудом принимают эти условия, затем урезают их или относят выполнение работ на самые дальние сроки, чем нарушают комплексную застройку города и социальное развитие предприятий»[97]. Те же слова звучали в 1980 г. на пленуме Саратовского горкома КПСС: «В постановлении Совета Министров по Саратову записан целый ряд объектов культурно- бытового назначения. Но министерства сроки начала их строительства отодвигают[98]. А ведь речь идет о жилье, о детских комбинатах, поликлиниках, в чем остро нуждается население»[99]. В результате такой практики, вместо выполнения планов развития коммунального хозяйства по всей стране возникали т.н. «переходящие стройки», т.е. объекты, переносимые из одного годового, или даже пятилетнего плана- в другой. В г. Пензе, например, в 70-80-е годы таким объектом был городской водопровод.

Проблема ведомственного сепаратизма отмечалась на самом высоком уровне. Так, Л. И. Брежнев в докладе XXVI съезду говорил: «Препятствием на пути решения хозяйственных, да и не только хозяйственных, задач нередко еще оказываются ведомственные или бюрократические барьеры». Борьба за преодоление несогласованности действий различных ведомств, указал он, есть насущная задача, в реализации которой должны, в первую очередь, решительно и бескомпромиссно участвовать парткомы министерств и ведомств.[100] Справедливости ради следует сказать, что «противостояние ведомств и Советов» не было основной причиной провалов в области народного хозяйства и те экономические достижения, которых удавалось добиться местным Советам в большинстве были связаны также с работой предприятий. Председатель Куйбышевского горисполкома А.А.Росовский прямо отмечал, что решающую роль в выполнении годового плана ввода жилья в 1980 году в городе имела помощь, оказанная производственными объединениями – авиационным, моторостроительным им.Фрунзе, ЗИМ, «Экран», заводом им. Тарасова, ГПЗ-9 и ГПЗ-4. Без этой помощи план ввода жилья был бы не выполнен. Таким образом, экономические возможности местных Советов в 70-е- 80-е годы зависели в большей степени от наличия или отсутствия на их территориях мощных предприятий и отношений с ними, нежели от дарованных законодательством прав в области экономики и управления народным хозяйством.

2.3. Социальная сфера деятельности местных Советов.

Местные Советы испытывали на себе двойной пресс давления: с одной стороны- со стороны населения, справедливо требующего от органов своей власти решения насущных проблем, с другой- со стороны вышестоящих (в системе властной иерархии) партийных органов, возлагающих на Советы большую часть меры ответственности за положение дел на местах и регулярно «поручающих» Советам различные глобальные вопросы, для решения которых у последних не было ни достаточных материальных ресурсов, ни реальных властных рычагов. Осложняла управляемость экономическими процессами параллельная ведомственная вертикаль. Картина противоборства министерств и ведомств с Советами была повсеместной. Так рисовал ее первый секретарь Ульяновского обкома КПСС Г.В.Колбин[101]: «упорно складывается противоборство министерств и ведомств с Советами. Министерства проявляют заботу лишь о развитии производства, стараясь предельно ограничить выделение ассигнований на решение социальных проблем, Совет- наоборот, борется за решение социальных проблем. Перевес происходит в пользу того, кто имеет деньги и возможности. Так складывается остаточный принцип развития социальной сферы».[102]

Говоря о противоречиях различных министерств и ведомств с Советами, тем не менее нельзя сбрасывать со счетов, что многим достигнутым в области социально-экономического развития территорий Советы были обязаны именно ведомствам и подчиненным им крупным предприятиям. Предприятия, находящиеся на территории Совета, финансировали многие объекты строительства и благоустройства, выделяли средства на развитие городской инфраструктуры, строили жилье, дороги, газифицировали населенные пункты, и ,как правило, являлись «шефами» того или иного социально-культурного учреждения, оказывая ему «шефскую помощь»[103]. Очень часто, имея собственную разветвленную социальную инфраструктуру- ведомственные детские сады, пионерские лагеря, базы отдыха, спортивные сооружения, крупные предприятия по сути дела «тащили на себе» значительную часть социальных обязательств местных Советов, обеспечивая развитие социальной сферы за счет собственных средств. Так, в Саратове в 1982 году за доля капитальных вложений предприятий вышестоящего подчинения в общем объеме составила 92,6% по жилью, 53% по народному образованию и здравоохранению, 60% по строительству инженерных сооружений и 54,5% по строительству бытовых объектов[104]. Ряд направлений- например телефонизация города значительно отставали от плана именно из-за того, что по словам работников горисполкома строительство АТС было «народной стройкой, где нет серьезного подрядчика», т.е. какого-либо крупного предприятия или ведомства[105].

Большинство направлений деятельности местных Советов так или иначе имели социальное значение[106]. В 1981 г. XXVI съезд КПСС выдвинул программный лозунг: «Все во имя человека, для блага человека». Съезд определил, что «в 80-е годы Коммунистическая партия будет последовательно продолжать осуществление своей экономической стратегии, высшая цель которой - неуклонный подъем материального и культурного уровня жизни народа. Главная задача одиннадцатой пятилетки состоит в обеспечении дальнейшего роста благосостояния советских людей на основе устойчивого, поступательного развития народного хозяйства, ускорения научно-технического прогресса и перевода экономики на интенсивный путь развития, более рационального использования производственного потенциала страны, всемерной экономии всех видов ресурсов и улучшения качества работы».[107]

В местных бюджетах расходы на социальную сферу составляли основную часть. Две главных составляющих социальной деятельности местных Советов- здравоохранение о образование в конце 70-х- начале 80-х годов в совокупности составляли от 50 до 55% расходной части местных бюджетов. Учитывая, что медицинское обслуживание в СССР было полностью бесплатным, на местные бюджеты ложилось финансирование здравоохранения в полном объеме. В развитие материальной базы лечебных учреждений Пензенской области в 1981-1985 годах в областном бюджете было выделено свыше 17 млн. руб. Обеспеченность врачами возрасла с 25,1 до 30,3 на 10 тысяч населения. В г.Пензе были введены в эксплуатацию поликлиника на 600 посещений в смену, родильный дом, иедсанчасть завода медпрепаратов на 315 коек с поликлиникой на 750 посещений, поликлиника в г. Кузнецке, лечебный корпус Лунинской ЦРБ. За счет колхозов и совхозов были построены 7 участковых больниц, три поликлиники, 15 врачебных амбулаторий и 137 фельдшерско-акушерских пунктов. Была проведена всеобщая диспансеризация населения.[108]

Проблемой большинства Советов было проведение переоборудования и ремонт больниц и поликлиник, многие из которых находились в плохом состоянии. Финансирование этой части бюджетов здравоохранения велось по остаточному принципу, из-за чего многие медицинские учреждения ждали ремонта десятилетиями. По информации заведующей Куйбышевским городским отделением здравоохранения Г.И.Гусаровой , озвученной в 1986 году на городской партийной конференции, из-за затянувшегося ремонта медучреждений, в 1985 году в городе ежедневно не функционировало более 300 больничных коек. Более десяти лет ремонтировался один из корпусов 6-й городской больницы, более пяти лет- 10 городская больница[109]. Развитие социальной сферы в городе практически по всем направлениям отставало от нормативов. К 1987 г. обеспеченность школами в Куйбышеве была 73% от норматива, больницами- 77%, кинотеатрами- 67%, предприятиями торговли- 79%.[110]

Забота о здоровье людей, выражаясь словами Л.И.Брежнева, неотделима от развития физической культуры и спорта. Поэтому в СССР работа по развитию физкультуры и спорта была действительно широко поставлена. В 1978 году вышло постановление Совета Министров РСФСР «О мерах по дальнейшему развитию физической культуры и спорта в РСФСР». Вскоре после прошедшей в Москве в 1980 г. Олимпиады, на XXVI съезде КПСС была поставлена задача: «физическая культура должна входить в повседневную жизнь широких слоев населения, особенно детей». Практически одновременно вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дальнейшем подъеме массовости и физической культуры и спорта» (1981 г.)[111]. В традиционном для СССР ключе, внимание руководства страны к теме физкультуры и спорта вызвало в начале 80-х в местных партийных и советских органах власти мощную волну одобрительных резолюций – «обсудить», «улучшить», «укрепить», «повсеместно утвердить» и т.д.[112] И постановление действительно способствовало развитию физкультуры и спорта в стране и появлению большого количества новых спортивных секций, строительству спортсооружений, усилению внимания к спорту в школах.

Так, во Фрунзенском р-не г. Саратова с 1978 по 1981 год с 63 до 73 возросло число коллективов физкультуры, открылась детско-юношеская спортивная школа (всего в районе их было 11). По данным райсовета каждый третий житель района занимался физкультурой и спортом. Возросло количество спортивных секций- с 16 с охватов 600 человек, до 23 с охватом 946 человек. Увеличилось число участников спартакиад- с 1 тыс. чел. до 20 тыс. чел., возросла подготовка значкистов и сдача норм ГТО[113], до 10 116 чел., спортсменов-разрядников до 12 775 чел.[114] В городе в 1978-80 гг. были сделаны пристрои-спортзалы к школам, произведена реконструкция стадиона «Локомотив».[115] В 1981 г. в Пензенской области по линии отдела народного просвещения было построено 13 спортивных залов, 2 спортплощадки, 7 баскетбольных, 17 волейбольных площадок, 3 стрелковых тира, открыта новая детско-юношеская школа. Всего в этом году в Пензенской области функционировало 310 спортивных школьных залов, 232 комплексных, 438 баскетбольных, 657 волейбольных площадок, 76 стрелковых тиров, 386 футбольных полей.[116] Из-за нехватки специалистов по преподаванию физической культуры, в соответствии с приказом Минвуза СССР и РСФСР, с 1983 г. в высших учебных заведениях появилась специальность «физическая культура». Другим крупным направлением социальной деятельности местных Советов было попечение об образовании и культуре. В соответствии с действующими полномочиями в этой сфере, местные Советы руководили делом народного образования, дошкольного и внешкольного воспитания, а также делом воспитания детей и подростков в школах-интернатах и так далее.

Главной задачей органов народного просвещения в начале 80-х годов было осуществление всеобщего обязательного среднего образования. Для этого в местных Советах был организован персональный учет учеников, учет посещаемости школ, движения и выбытия учащихся. Районные отделы народного образования в первые дни учебного года проводили массовую проверку учебных заведений. На примере Пензенской области[117] видно, что деятельность местных Советов в области народного образования носила достаточно объемный характер. В 1981-82 учебном году в области функционировало 1044 общеобразовательных школы, в т.ч. 906 в сельской местности. Из них 301 средняя, 310 восьмилетних и 433 начальных. В них обучалось 179905 учащихся, в т.ч. 81578 в селах. В области имелось 8 школ- интернатов, 6 детских домов, 16 школ-интернатов для детей с дефектами физического и умственного развития. В советские годы органы народного образования воздерживались от закрытия малокомплектных школ, избегая создания дополнительных трудностей для населения.[118] По этой причине в Пензенской области в начале 80-х годов продолжало функционировать 258 начальных школ с числом учащихся до 10 человек и 35 восьмилетних школ с числом учащихся до 40 человек.

В 1981 году 83,6% учащихся занимались в первую смену, только в первую смену работало 83,9% школ.[119] 34,2 % школьников посещали группы продленного дня. 91,4 % учителей имели высшее образование. В 1981 г. в сельские школы было направлено 777 молодых выпускника ВУЗов. Специалистами Пензенского Облоно была подсчитана и успеваемость школьников: в 1981 г. 48,2 % учащихся области обучались на «4» и «5». Разумеется, велика была идеологическая составляющая народного образования. На начало 80-х пришлось несколько событий, нашедших свое отражение в работе советской школы: состоялся XXVI съезд КПСС и вышли в свет книги генерального секретаря ЦК КПСС Л.И.Брежнева «Малая земля», «Возрождение», «Целина», «Жизнь по заводскому гудку», названные в материалах проверок областного Совета народных депутатов «методологической основой изучения всех школьных дисциплин» и «важнейшим источником углубления знаний учащихся»[120].

В советские годы большое внимание уделялось трудовому воспитанию учащихся. Согласно отчетам Пензенского облсовета, в начале 80-х ежегодно к «организованному труду» привлекалось 99% школьников области. В летний период для этого существовало 250 лагерей труда и отдыха. На промышленных предприятиях области на обучение школьников было задействовано 115 цехов и участков. В сельской местности широкое распространение получило обучение старшеклассников работе на тракторах, комбайнах и других сельхозмашинах, машинному доению, автоделу, основам животноводства. В городах- слесарному, токарному, швейному делу, работам в сфере обслуживания. В школах Пензенской области работали 148 кабинетов механизации сельского хозяйства, 68 кабинетов по основам животноводства, 51 кабинет по автоделу, 626 учебных мастерских, 372 кабинета трудового обучения начальных классов.[121]

Социальная сфера была одной из основных забот местных Советов. С начала 80-х годов существенно возросли объем и доля ресурсов местных Советов, выделяемых на социальное обеспечение. В 1983 году из бюджетов местных Советов Саратова жителям города ежегодно выплачивалось более 100 млн. руб. всех видов пенсий и пособий, около 8 тыс. учащихся профессиональных технических училищ находились на полном государственном обеспечении, на содержание детских яслей, групп продленного дня в школах- интернатах за счет местного бюджета расходовалось свыше 4 млн. руб. в год, все учащиеся общеобразовательных школ бесплатно получали учебники[122]. В 1983 г. в Саратове была сдана школа на 1176 ученических мест, 4 детских сада на 720 мест, вторая очередь учебного корпуса Экономического института, общежитие консерватории и т.д. Около 20 млн. руб. бюджета было потрачено на выполнение наказов избирателей.[123]

Начало 80-х годов ознаменовалось в СССР ростом зарплат и пенсий. В Пензенской области в начале 80-х годов расходы местных бюджетов на выплату пенсий и пособий составили 202 млн. руб., возрастя с 1980 по 1983 год на 12%. Число получателей пенсий составило 356 тыс. чел. Средние государственные пенсии по области возросли с 59 руб. в месяц в 1980 г. до 67 руб. в 1983 г. (на 14%), колхозные пенсии с 33,7 руб. до 36,4 руб. в месяц (на 8%). За 1981-83 гг. по области было пересчитано по различным основаниям 126 тыс. пенсий. С 1 ноября 1981 г. были увеличены размеры государственных пенсий почти 100 тыс. пенсионеров. С 1 декабря 1981 г. увеличены размеры и продлена выплата пособий на детей 2,5 тыс. одиноких матерей. В 1983 г. 25 тысячи пенсионерам по возрасту были увеличены размеры пенсий с учетом 20% надбавки за непрерывный стаж работы. (При этом, следует отметить, что значительно была снижена и сумма переплат пенсий- с 169,3 тыс. руб. до 72,1 тыс. руб., или на 57,4%). В горрайсобесах был введен персональный учет инвалидов войны.[124] В 1982-1983 г. им была оказана помощь в размере 140 832 руб., предоставлено 2457 санаторно-курортных путевок, выдано бесплатно 769 автомобилей.

Учитывая проблемы с продовольствием и карточную систему, для инвалидов войны, одиноких и престарелых пенсионеров в июне 1983 г. приказом по областному управлению торговли были утверждены «нормы продовольственных товаров улучшенного ассортимента»[125]. В 1985 г. в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР были увеличены пенсии инвалидам войны и семьям погибших воинов. Начал функционировать Пензенский дом ветеранов войны и труда. С 1985 г. были увеличены пенсии колхозникам и рабочим и служащим. В Пензенской области это увеличение коснулось 150 тысяч пенсионеров, или 41% от общей численности.Следует при этом отметить, что несмотря на рост уровня социального обеспечения пенсионеров, многие из них предпочитали продолжать работать. По данным Пензенского облисполкома в 1985 г. 36,4% пенсионеров по возрасту и 87% инвалидов войны и труда продолжали «деятельность по посильному труду в народном хозяйстве».[126] Продолжали оставаться диспропорции в обеспеченности населения бытовыми услугами. Сельскому жителю Пензенской области в 1981 г. оказывалось услуг на 20% меньше, чем городскому.[127]

Местные Советы занимались и различными мелкими бытовыми вопросами, правда, порой разрастающихся до общесоюзных кампаний. Например, модной в конце-70-х – начале 80-х годов борьбой с остеклением лоджий. В фондах Октябрьского райисполкома г.Саратова имеется справка за 1981 г. «О проведенной работе по ликвидации остекления лоджий и удалении решеток». Из материалов, например, следует, что во время проведения агитационной работы по изучению материалов XXVI съезда КПСС «силами агитаторов» в одном только доме по ул. Чернышевского,92 было обнаружено 45 застекленных лоджий. Райисполком принял незамедлительные меры: была проведена беседа с жителями дома «о юридически незаконном застеклении и заграждении лоджий в нарушение архитектурного решения», предпринимаемом несознательными саратовцами из желания «оградить свои квартиры от шума и пыли», а также от «боязни жителей первых этажей за сохранность частной собственности». «После состоявшихся бесед» 8 лоджий были «приведены в порядок». Оставшихся злоумышленников Октябрьский райисполком предупредил, что «в случае невыполнения распоряжений советской власти РИК совместно с общественностью произведет принудительный слом» остекленных лоджий.[128]

В годы нахождения у власти Генерального секретаря ЦК КПСС Ю.В.Андропова (1982-1984), бывшего при Л.И.Брежневе руководителем КГБ СССР, в рамках установки нового генсека на «наведения порядка» усилилось внимание Советов к вопросам трудовой и производственной дисциплины. На 1983-1984 г. пришлась общесоюзная компания по борьбе с опозданиями на работу. К слову говоря, потери рабочего времени действительно ложились большими убытками на предприятия. По подсчетам Саратовского городского Совета народных депутатов из-за потерь рабочего времени только в 1983 г. городом было недополучено продукции на 21 млн. руб. [129] «Это чуждое времени явление» становилось предметом строгого внимания и даже опоздание на 1 минуту влекло за собой разбирательства, а опоздание на 5-15 минут, как, например, следует из документов Пензенского управления ЖКХ, могло стать причиной увольнения[130].

Одновременно Советами принимались дополнительные меры по борьбе с преступностью и по профилактике правонарушений, порой довольно прямолинейные. Так, Ульяновский горсовет, например, в 1983 г. решил «закрепить в порядке шефства за каждым трудным подростком депутатов областного, городского, районного Советов народных депутатов, работников правоохранительных органов по месту жительства»[131]. Большое развитие в 70-80-е годы получила практика добровольных народных дружин (ДНД), принимающих участие в охране общественного порядка. Так, в г.Энгельсе Саратовской области в начале 80-х годов было 11 тысяч народных дружинников.[132] Согласно законодательству на Советы обладали полномочиями «принимать в случаях и в порядке, определяемых законодательством, решения, предусматривающие за их нарушение административную ответственность в установленных пределах»[133]. Исходя из этого, в ряде случаев Советы проявляли инициативу и расширяли понятие «общественный порядок», вводя за его нарушение дополнительные санкции. Так, в 1981 г. решением 5 сессии 12 созыва Пензенского областного Совета народных депутатов на территории области был введен сроком на два года (а фактически продлен) свой, дополнительный перечень «нарушений общественного порядка, ответственность за которые законодательством союзным и республиканским не предусмотрена».[134] В качестве таких нарушений пензенские депутаты установили считать «азартные игры на деньги и вещи, гадание в общественных местах, курение в общественных местах, где оно запрещено, торговлю с рук и тележек в неустановленных местах, появление граждан в купальных костюмах, майках, или без рубашек в общественных местах, кроме пляжей и участия в спортивных мероприятиях и тренировках, купание в запрещенных местах, игры на музыкальных инструментах, пользование приемниками и магнитофонами, танцы и пение на улицах и в подъездах домов, а также другие нарушения тишины и спокойствия граждан во время отдыха с 23 часов вечера до 7 часов утра,совершение безнравственных действий, унижающих человеческое достоинство во время проведения свадебных и других обрядов». За указанные «правонарушения» депутаты установили предупреждение или штраф в размере 10 руб. По имеющейся информации только за 1980 г. по указанным «правонарушениям» к ответственности было привлечено более 1 тыс. человек[135]

В 80-е годы в деятельности местных Советов активно начинает звучать экологическая тема. Характерным примером деятельности Советов в области охраны природы является работа местных Советов одной из крупнейших областей Поволжья- Куйбышевской. Куйбышевская область, насыщенная крупными промышленными и сельскохозяйственными предприятиями, со значительной плотностью населения в городах и районах, всегда испытывала определенные трудности в области защиты окружающей среды. С 70-х годов, с бурным развитием нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности, крупных химических предприятий, ростом городов, проблемы обострились. Так в городе Октябрьске эксплуатируемый с 1962 г. комбинат строительных деталей сбрасывал в Волгу сероводорода, ХПК, ПБК-5, превышающих предельно-допустимую концентрацию в сотни раз. Из-за морально-устаревшего оборудования сброс нефтепродуктов на перевалочной нефтебазе превышал в сточных водах предельно-допустимую концентрацию (ПДК) в 160 раз.[136] На 9 ГПЗ г. Куйбышева по данным гидрохимлаборатории концентрация загрязняющих веществ превышала нормы по БДК в 10 раз, а по нефтепродуктам- в 440 раз. При ливнях и снеготаянии часть сточных вод сбрасывалась в Волгу вообще без очистки. Куйбышевское моторостроительное объединение им. Фрунзе сбрасывало в ливневую канализацию города солей тяжелых металлов, аммиака, сульфидов в сотни раз превышающие предельно-допустимую концентрацию.

Возможности влияния Советов на предприятия-нарушителей формально имелись, и базировались в том числе и на уголовной ответственности . Но на практике все ограничивалось депутатским запросом и приглашением руководства предприятия с отчетом на сессию Совета. Возможно поэтому многие природоохранные мероприятия, реализовываемые местными Советами, не давали необходимого результата. Работа по охране природы в условиях города была наиболее напряженной, обладая своей спецификой, связанной с взаимоотношениями с различными министерствами и ведомствами, которым были подчинены крупные промышленные предприятия - основные доноры местных бюджетов и одновременно- главные источники экологической опасности в регионе. Не удивительно, что наиболее распространенными заболеванями среди жителей областного центра в 80-е- годы являлись болезни органов дыхания.[137]

Несмотря на «полновластие», дарованное Советам Конституцией 1977 г., их «золотой век» продлился недолго- максимум 10 лет. В этот период «развитого социализма» теория- нормативно-правовая база, компетенция, социальное значение института власти Советов существенно расходилась с практикой- показухой и рапортованием об успехах при пустых полках магазинов, всецелой зависимостью зависимостью от КПСС, всесильных министерств и ведомств, выведением огромного сектора «оборонки» из экономической политики Советов. Вместе с тем Советы были школой управленческого опыта для миллионов граждан и реальным полем взаимодействия власти и общества в СССР



[1] Конституция (Основной закон) Союза Советских социалистических республик. Принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7 октября 1977 г. Ст.1,2. Издательство политической литературы. М., 1978. – С.34.- Далее: Конституция СССР 1977 г.

[2] Крыжантовская, Т.И. Указ. соч. – С.54.

[3] В Конституции СССР 1936 г. во многих положениях главы VIII о местных органах государственной власти также содержалась отсылка к Конституциям союзных республик.

[4] Советы народных депутатов. Справочник. – М., 1984. – С.7.

[5] ГАСамО. – Ф.Р.2558. – Оп.18. – Д.353. – Л.4.

[6] ГАСО. – Ф.Р.1738. – Оп.8. – Т.1. – Л.1.

[7] ГАСамО. – Ф.Р.56. – Оп.55. – Д.544. – Л.4-7. Здесь же приводится заработная плата сотрудников горисполкома (1983 г.): Председатель горисполкома- 390 руб., первый заместитель: 340 руб., заместитель: 310 руб.

[8] ГАСамО. – Ф.Р.2558. – Оп.18. – Д.353. – Л.7-20.

[9] Из стенограммы выступления первого секретаря Куйбышевского обкома КПСС Е.Ф.Муравьева на встрече с избирателями 7 февраля 1984 г.: «Главным инструментом народовластия являются Советы народных депутатов».// ГАСамО. – Ф.Р.2160. – Оп.246. – Д.117. – Л.122.

[10] ГАСамО. – Ф.Р.2160. – Оп.246. – Д.117. – Л.122.

[11] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.149. – Д.649. – Л.62.

[12] ГАУО. – Ф.Р.1565. – Оп.14. – Д.526. – Л.2.

[13] Там же. – Л.3-12.

[14] Известия, 1 марта 1980 г.

[15] Там же.

[16] Пафос содержания опубликованной в «Известиях» в качестве иллюстрации к отчету о выборах статистики (а именно, набор категорий депутатов: «беспартийных», «рабочих» и т.д.) указывает ход мысли советского пропагандиста, усиленный цитатой из Конституции: «Важной характеристикой современных Советов стало то, что они превратились из Советов депутатов трудящихся в Советы народных депутатов. Это говорит об их новом качестве, о том, что государство развитого социализма является общенародным государством». Исходя из набора депутатских страт видно, какой посыл находился в идеологической составляющей: «Женщины у нас равны с мужчинами; беспартийным, молодежи тоже дается дорога, а главные в стране люди, кому принадлежит власть- это простые рабочие и колхозники». Однако, общее перераспределение процентов между данными по общественно-социальному составу депутатского корпуса от местных Советов к Верховным Советов в 1980 г., исходя из приведенных «Известиями» данных, составляет более 56% от собирательного образа депутата местного Совета - беспартийной молодой рабочей (или колхозницы) - к депутату Верховного Совета - партийному начальнику предпенсионного возраста.

[17] Рыжков, Н.И. Десять лет великих потрясений / Н.И. Рыжков. – М., 1996. – С.489. Цит. по: Абушахманова Н.З. Реформирование высших органов власти советской представительной системы. – С.62.

[18] В соответствии со статьей 47 Закона РСФСР «О городском, районном в городе Совете народных депутатов РСФСР» определялось, что решения городского, районного в городе Совета народных депутатов доводятся исполнительным комитетом Совета до сведения соответствующих предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан не позднее чем в семидневный срок.

[19] Данный круг полномочий также определял направления работы постоянных комиссий Совета.

[20] Конституция РСФСР 1978 г. – Ст.139.

[21] ГАСО. – Ф.Р.3129. – Оп.4. – Д.938. – Л.12.

[22] ГАСО. – Ф.Р.3129. – Оп.4. – Д.938. – Л.16-17. Полужирным выделены вопросы, наиболее часто рассматриваемые Советом и исполкомом.

[23] Одной из причин увеличения сроков полномочий местных Советов до 2,5 лет в 1977 г. стала необходимость совпадения сроков полномочий Советов с пятилетними планами экономического и социального развития СССР (т.н. «пятилетки»). Т.к. приводимые сведения относятся к 1983 г., а одиннадцатая пятилетка началась в 1981 г (1981-1985), данный вопрос рассматривался Советом предыдущего созыва.

[24] Характер справки (большое количество упомянутых, но не рассматриваемых вопросов, при том, что 359 вопросов – «другие») доказывает, что существовал серьезный отрыв теории от практики работы Советов и исполкомов.

[25] «С информацией выступили: начальник РОВД Егоров А.А.- о выполнении решения районного Совета от 16.09.81 г. «Отчет о работе РОВД в свете требований XXVI съезда КПСС» и руководство завода энергетического машиностроения – о ходе выполнения решения районного Совета от 18.03 81 г. «О расширении производства товаров народного потребления». В обсуждении вопросов приняло участие 48 депутатов, в т.ч. 11 депутатов рабочих».// Справка об организационно-массовой работе исполкома Октябрьского районного Совета народных депутатов за 1982 г. и первое полугодие 1983 г. - ГАСО. – Ф.Р.3129. – Оп.4. - Д.938. –Л.44.

[26] Там же. – Л.12.

[27] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.2.

[28] Советские газеты как исторический источник практически не несут объективной информации о содержании и проблемах советской жизни, но прекрасно передают «дух времени» и тотальную идеологическую и пропагандистскую направленность прессы. Анекдот тех лет: « В «Известиях» нет правды, а в «Правде» нет известий».

[29] Профессиональные лингвисты и психологи наверняка смогут доказать, что эти «официозные мантры», которыми на 90% была снабжена любая информация в СССР, играли не просто ритуальную функцию, но и оказывали мощное пропагандистское воздействие на подсознание.

[30] Заветы Ильича. Газета Энгельсского райкома КПСС и районного Совета народных депутатов. 3 апреля 1982 г. – С.1.

[31] ГАСО. – НСБ. – Инв.№3286. – С.3.

[32] Заветы Ильича. 11 марта 1982 г., статьи «Я депутат», «В сельских советах», «Подготовились по-хозяйски».

[33] ГАСО. – Ф.Р.3125. – Оп.4. – Д.338. – Л.49.

[34] Барабашев, Г. Главное звено самоуправления // Советы народных депутатов. – М., 1986. – №3. – С.14.

[35] Во многих регионах СССР в начале 1980-х годов были введены талоны на масло, колбасу и многие товары первой необходимости- сахар, мыло, макароны и т.п., купить которые в свободной продаже в стране «развитого социализма» было практически невозможно. Однако, животрепещущие для каждого избирателя вопросы товарного дефицита редко были предметом обсуждения советских сессий.

[36] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.149. – Д.649. – Л.40.

[37] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.155. – Д.3139. – Л.36.

[38] В состав постоянных комиссий Совета не могли быть избраны депутаты, входящие в состав соответствующих исполнительного комитета, комитета народного контроля, суда, а также прокурор данной территории.

[39] ГАСО. – Ф.Р.1738. – Оп.8. – Т.V. – Л.1, 2.

[40] ГАУО. – Ф.Р.1565. – Оп.14. – Д.526. – Л.19.

[41] ГАСО. – Ф.Р.3129. – Оп.4. – Д.938. – Л.44.

[42] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.2.

[43] ГАПО. – Ф.Р.2038. – О.1. – Д.7229. – Л.2.

[44] В 60-е годы в ряде Советов были поставлены эксперименты с целью выяснения результата передачи комиссиям дел, находящихся компетенции отделов и управлений исполкомов. Некоторым депутат­ским коллегиям поручили целиком функции управления штатных отделов с правом вынесения общеобязательного решения. Однако результаты эксперимента были оценены как отрицательные. Из республи­канских положений о постоянных комиссиях были исключены нормы с возможности наделения комиссий императивными полномочиями органов управления: Васильев Г.В. Законодательство, управление, контроль\\ Советы народных депутатов. – 1986. – №5. – С.18. Цит по: Шарафетдинов Н.Ф. Развитие социалистического самоуправления народа в СССР в современных условиях. – С.132. В качестве причин неудачи эксперимента были названы следующие: 1) Состав депутатских комиссий не всегда достаточно компетентен для решения вопросов оперативно-исполнительного характера, 2) в силу занятости на основной работе члены комиссий не могут обеспечить непрерывность своей деятельности, что затрудняет решение неотложных вопросов, 3) решая вопросы управления, комиссии действуют вне рамок отношений подчиненности, свойственным органам аппарата, и поэтому нарушают четкость работы этого аппарата, вынужденного делить полномочия с депутатскими формированиями, иными по своей организационной природе.

[45] Положение о городских Советах от 20 января 1933 г. рекомендовало создавать депутатские группы не только на крупных, а на всех предприятиях, где имелось не менее трех депутатов Советов.

[46] Закон РСФСР «О городском, районном в городе Совете народных депутатов РСФСР». – Статья 88.

[47] «Субботник», «воскресник»- изобретенная в первые годы советской власти и существующая до сих пор в России форма общественного труда, как правило, построенного на «организованном энтузиазме» населения, по уборке территории от мусора. Наиболее известным «субботником» являлся «ленинский коммунистический субботник», проводимый в первую субботу после 22 апреля- дня рождения В.И.Ленина. В современной России, без упоминания Ленина, масштабный «субботник» в конце апреля, а иногда и «месячник по благоустройству» проводится муниципалитетами до сих пор. Иногда обоснованием «субботника» сейчас называется подготовка к Пасхе.

[48] ГАУО. – Ф.Р.1565. – Оп.14. – Д.526. – Л.70, 71.

[49] ГАСО. – Ф.Р.3129. – Оп.4. – Д.338. – Л.60.

[50] ГАУО. – Ф.Р.1565. – Оп.14. – Д.526. – Л.71.

[51] ГАУО. – Ф.Р.1565. – Оп.14. – Д.639. – Л.60.

[52] ГАСО. – Ф.Р.3129. – Оп.4. – Д.938. – Л.60.

[53] ГАУО. – Ф.Р.1565. – Оп.14. – Д.639. – Л.49.

[54] Там же. – Л.58.

[55] ГАСО. – Ф.Р.3125. – О.4. – Д.338. – Л.49.

[56] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.2.

[57] ГАУО. – Ф.Р.1565. – Оп.14. – Д.639. – Л.60.

[58] Шарафетдинов, Н.Ф. Развитие социалистического самоуправления народа в СССР в современных условиях. – С.119.

[59] Там же. – С.117.

[60] ГАУО. – Ф.Р.634. – Оп.2. – Д.1631. – Л.6.

[61] ГАСамО. – Ф.Р.56. – Оп.55. – Д.355. – Л.157.

[62] Там же. –Л.40.

[63] ГАСамО. – Ф.Р.56. – Оп.55. – Д.413. – Л.41, 42.

[64] ГАСО. – Ф.Р.138. – Оп.36. – Д.15. – Л.59.

[65] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.3.

[66] По данным К.П. Ланге в начале 80-х годов падение темпов экономического роста в СССР опустилось до уровня простого воспроизводства (около 2% годовых), сочетаясь с параллельным быстрым ростом теневой экономики: «рост понимания необходимости реформ в советском обществе в значительной мере происходил на фоне весьма успешных рыночных преобразований экономики в Венгрии, необычайно мощного социально- политического кризиса начала 80-х годов в Польше. Война в Афганистане, начавшаяся в 1979 году, усугубила экономический, социально-политический кризис, явилась одним из катализаторов начала реформирования в СССР». // Ланге, К.П. Становление современной системы региональных органов государственной власти. – С.32.

[67] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.155. – Д.3139. – Л.148.

[68] Постовой, Н.В. Местное государственное управление в 1917-1990 г./ Н.В. Постовой. – М., 1995. – С.110.

[69] XXVI съезд КПСС и вопросы социального управления. // Правоведение. – М., 1982. – № 1. – С.3.

[70] Материалы XXVI съезда КПСС. – С.50.

[71] Там же.

[72] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.155. – Д.3139. – Л.149.

[73] Материалы выступлений делегатов областной партийной конференции, приводимые выше, судя по титульному листу переплета, хранились под грифом «Совершенно секретно».

[74] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.149. – Д.649. – Л.218.

[75] Материалы XXVI съезда КПСС. – С.42.

[76] XXVI съезд КПСС и вопросы социального управления. – С. 7

[77] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.3.

[78] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.5.

[79] Публикация стенограммы встречи, состоявшейся в рамках т.н. «Дня открытого письма» начиналась словами: «Забота партии и правительства о благосостоянии советских людей общеизвестна».

[80] Чапаевский рабочий. – 7 декабря 1982 г.

[81] ГАСамО. – Ф.Р.2558. – Оп.18. – Д.532. – Л.13.

[82] ГАСамО. – Ф.Р.2558. – Оп.18. – Д.538. – Л.7, 12 .

[83] ГАУО. – Ф.Р.3603. – Оп.1. – Д.333. – Л.9.

[84] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.149. – Д.649. – Л.72.

[85] ЦДНИСО. – Ф.3837. – Оп.1. – Д.42. – Л.32.

[86] Центр документации новейшей истории Саратовской области (ЦДНИСО). – Ф.3837. –Оп.1. – Д.39. – Л.20.

[87] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.155. – Д.1107. – Л.23.

[88] ГАСамО. – Ф.Р.56. – Оп.55. – Д.355. – Л.14, 15.

[89] ГАСамО. – Ф.Р.56. – Оп.55. – Д.413. – Л.39.

[90] Большая часть обращений касалась также жалоб по строительным недоделкам в новых домах.

[91] РГАСПИ. – Ф.17. – Оп.149. – Д.650. – Л.40, 41.

[92] ГАСамО. – Ф.Р.56. – Оп.55. – Д.737. – Л.9, 10.

[93] ГАУО. – Ф.Р.1565. – Оп.14. – Д.526. – Л.98.

[94] ГАСамО. – Ф.56. – Оп.55. – Д.355. – Л.101.

[95] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.149. – Д.663. – Л.143.

[96] ЦДНИСО. – Ф.3837. – Оп.1. – Д.42. – Л.33.

[97] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.155. – Д.3139. – Л.122.

[98] Подобная практика была осуждена на XXVI съезде КПСС, ибо она «дезорганизует хозяйство, разлагает кадры, приучает их к безответственности», однако это ни к чему не привело.

[99] ГАСО. – Ф.Р.30. – Оп.53. – Д.8. – Л.29.

[100] Материалы XXVI съезда КПСС. – С.71.

[101] Г.В. Колбин, заняв в период перестройки должность первого секретаря Ульяновского обкома КПСС был известен жестким стилем руководства, принципиальностью, коммунистической убежденностью: став секретарем, он через некоторое время снял 23 из 24 секретарей райкомов партии за допущенные ими злоупотребления. Колбин. Единственным человеком, оставшимся на своем посту 1-го секретаря Ишеевского райкома при Колбине, был будущий глава области Юрий Фролович Горячев, ставший преемником Колбина после перевода последнего в Казахстан.

[102] РГАСПИ. – Ф.17. – Оп.155. – Д.1380. – Л.34.

[103] «О выплате Дому Пионеров в порядке шефской помощи 800 рублей из фонда социально-культурных мероприятий». ГАПО. – Ф.Р.2207. – Оп.1. – Д.833. – Л.56.

[104] ЦДНИСО. – Ф.3837. – Оп.1. – Д.42. – Л.54.

[105] ГАСО. – Ф.Р.1738. – Оп.8 пр. – Д.1781. – Л.72.

[106] Отнесенные к предыдущему параграфу в качестве направлений народнохозяйственной деятельности Советов вопросы жилищного строительства, ЖКХ, промышленности в полной мере могли бы считаться и вопросами социальной сферы, т.к. решаемые (или не решаемые) ими проблемы: жилищная, продовольственная, насыщения рынка бытовыми товарами также играли и социальное значение.

[107] Материалы XXVI съезда КПСС. – M., 1981. – С.136, 139.

[108] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.6.

[109] РГАСПИ. – Ф.Р.17. – Оп.155. – Д.683. – Л.102.

[110] ГАСамО. – Ф.Р.56. – Оп.55. – Д.737. – Л.9.

[111] Последний раз на высшем государственном уровне проблемы физкультуры и спорта рассматривались в 1986 г. на совместном заседании ЦК КПСС и Совмина СССР.

[112] ГАСО. – Ф.Р.2962. – Оп.1. – Д.610. – Л.6.

[113] Нормы ГТО - «Готов к труду и обороне»- спортивные нормативы определенного уровня, дающие право на ношение значка соответствующей степени.

[114] ЦДНИСО. – Ф.30. – Оп.55. – Д.29. – Л.147.

[115] ГАСО. – Ф.1738. – Оп.8 пр. – Д.1781. – Л.100.

[116] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.135.

[117] Данные по работе местных Советов в системе народного образования Пензенской области взяты из отчета Пензенского облисполкома за 1982 г. (ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.132-136.)

[118] Закрытие малокомплектных школ сегодня является одним из направлений т.н. «реформы народного образования» в Российской Федерации.

[119] Что свидетельствует о достаточном количестве школьных зданий.

[120] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.134.

[121] Там же. – Л.135.

[122] По мнению Саратовского горисполкома о высоком уровне жизни саратовцев также свидетельствуют следующие цифры: в 1983 г. 64 тыс. горожан владели легковыми автомобилями и мотоциклами, 600 тыс. владели телевизорами и радиоприемниками, на личных вкладах в сберкассах хранилось 778 млн. руб. (ЦДНИСО. – Ф.3837. – Оп.1. – Д.42. – Л.32.)

[123] ЦДНИСО. – Ф.3837. – Оп.1. – Д.42. – Л.32, 33, 49.

[124] В 70-80-годы специальными льготами по проезду и оплате коммунальных услуг пользовались не все участники Великой отечественной войны, а только инвалиды.

[125] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7229. – Л.286, 287.

[126] Там же. – Л.6.

[127] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7207. – Л.115.

[128] ГАСО. – Ф.Р.30. – Оп.55. – Д.29. – Л.124, 125.

[129] ЦДНИСО. – Ф.3837.– Оп.1. – Д.42. – Л.32.

[130] ГАПО. – Ф.Р.2207. – Оп.2. – Д.833. – Л.147.

[131] ГАУО. – Ф.Р.634. – Оп.2. – Д.1632. – Л.132.

[132] ГАСО. – Ф.Р.1738. – Оп.8 пр. – Д.1781 – Л.88.

[133] Закон РСФСР «Об областном, краевом Совете…». – Статья 31.

[134] С точки зрения современного законодательства права и свободы граждан могут регулироваться только федеральным законодательством и их ограничение на местном уровне недопустимо.

[135] ГАПО. – Ф.Р.2038. – Оп.1. – Д.7207. – Л. 122.

[136] ГАСО. – Ф.Р.2558. – Оп.18. – Д.196.– Л.100.

[137] ГАСамО. – Ф.56. – Оп.55. – Д.1275. – Л.38.

 

Фото П.Воробьева
Наш баннер
Михаил Матвеев. Официальный сайт