Михаил Матвеев. Официальный сайт

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
ГЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА Вступление к неначатому разделу "Мусорное ведро"

Вступление к неначатому разделу "Мусорное ведро"

Печать

Здесь Вы можете прочесть наиболее яркие образцы подпольного и открытого творчества моих политических оппонентов. Учитывая, что «обострение» у них чаще всего происходит в период избирательных кампаний, значительная часть шедевров была создана именно в это время.

На первых порах я не понимал, что у каждого приличного человека, особенно если он занимается общественно-значимой деятельностью, обязательно должны быть злопыхатели. Чаще всего это конкуренты на выборах, у некоторых из которых в пылу борьбы за власть (особенно о ее сохранении) буквально «сносит крышу» настолько, что они напрочь забывают о морали, о законе и даже о чувстве собственного самосохранения. Причем, чем более ты заметен, известен, эффективен - тем ожесточеннее и грязнее потоки лжи, которыми очерняют твое имя. Темной ночью работники их предвыборных штабов клеят на двери подъездов анонимные листовки с «компроматом» на соперника, засыпают почтовые ящики газетами, где бабы Мани рассказывают как этот негодяй увел из семьи единственного сына и посадил его на наркоманскую иглу, их доверенные лица бомбардируют избиркомы и суды с требованием снять с выборов кандидата за то, что тот в своей декларации забыл поставить две запятые, чем грубо нарушил права десятков тысяч избирателей.

К несчастью, я не прочитал вовремя рассказ Марка Твена «Как меня выбирали в губернаторы», чтобы понять, что «черный пиар» неотделим от выборов как мухи от котлет. Поэтому поначалу, после каждой грязной публикации или анонимной листовки с очередным «компроматом», я бежал в прокуратуру или суд, требуя изобличить негодяев и призвать к ответу. Все судебные иски в «защиту чести, достоинства и деловой репутации» я неизменно выигрывал, суд (иногда после восьмимесячной тяжбы) признавал, что я не верблюд, после чего на обидчиков (если это было СМИ) налагался штраф 2 рубля 50 копеек, и они мелким шрифтом печатали опровержение. (Примеры некоторых судебных решений имеются в разделе «Наш ответ лорду Керзону».) Дважды я выигрывал суд у «Самарской газеты», кроме нее- у информационного агентства «Ваш выбор Самара» (в решении даже был пункт о том, что судом установлено, что я не продавал душу дьяволу, (над чем долго глумилась проигравшая сторона), несчетное количество раз- у одноразовых предвыборных газет («Место встречи- Самара», «Самарская панорама», «Свободный город Самара» и т.п.). Иные печатали во всю полосу опровержение, другие до сих пор не исполнили решения суда… Примеры некоторых дел даже перекочевали в юридические диссертации и Статьи, например в работу председателя Самарского областного суда А.Бабенко.

Но самое главное я понял значительно позже – чувство «восстановления справедливости» наступает не в решениях суда, а в решениях твоих избирателей. Когда в 2003 г. на выборах Государственной думы совокупных тираж только выпущенной против меня и рассовыванных по почтовым ящикам чернушных газет составил 700 000 экземпляров - в моем депутатском избирательном округе Октябрьского района я все равно занял первое место. Когда в 2004 г. на выборах городской Думы весь район заклеили против меня листовками - я набрал почти 60% голосов… Это значит- что лучшее противоядие против лжи- твоя честная работа и твоя честная, открытая позиция, а вовсе не решение суда и опровержение.

Как бывший редактор и журналист я считаю, что допустима любая аргументированная критика, основанная на фактах, а не на эмоциях. Журналист имеет право на политические оценки, на свою позицию, на открытое недовольство чьей-то политикой. Но если не можешь подтвердить то, что пишешь - не пиши вообще. Либо пиши так, чтобы не один адвокат потом не смог найти в твоей тексте ни одного нарушения закона и этики. К сожалению, СМИ в России по-прежнему распространяют не столько информацию, сколько гонят пропаганду: «за», или «против»- неважно. СМИ не привыкли бесплатно писать о политиках, но с удовольствием гонят «джинсу», либо отрабатывают спущенный сверху заказ. В моей практике были случаи, когда «смело» обгадивший меня в своей явно заказной статье журналист (и член Союза писателей ) от одного звонка с предложением встретиться, ложился с инфарктом в реанимацию, а потом трусливо блеял о том, что лично он против меня ничего не имеет, очень уважает, но его заставили так написать. Были и другие случаи, когда автор «чернухи»( знакомый мне человек) после раскрытия его псевдонима наоборот, бравируя цинизмом, говорил: «Старик! Ничего личного, просто мне заплатили - я написал. Заплатишь ты - я напишу наоборот. Какие проблемы?». Лично я считаю, что у журналиста и у редактора всегда есть выбор: оставаться человеком, или представителем «второй древнейшей».

К сожалению, мы живем в стране несвободной прессы, несвободных редакторов и не свободных журналистов. (К политикам это тоже относиться). Не так давно в одном центральном издании вышла статья о приближающемся 420-летии Самары, где озвучивался ряд исторических гипотез о дате основания города, озвученных мной в СМИ. Журналист, бравший у меня комментарий, сказал, помявшись: «только в статье не будет упоминаться, что Вы- депутат. Будет сказано- кандидат исторических наук… А то если увидят, что депутат- сразу зарубят, скажут: политика»!

Другой пример: некое самарское муниципальное издание (т.е. издающееся на деньги налогоплательщиков, получаемых из городского бюджета) регулярно посвещает свои материалы критике находящегося в оппозиции мэру города депутатского корпуса, в том числе и мне. При этом, в нарушение не только закона о СМИ (ст.46 «Право на ответ»), но и закона о статусе депутата (ст.15 «Право на распространение информации) отказывает мне, депутату городской думы, в дважды законном праве на публикацию своей позиции на своих муниципальных страницах, ссылаясь на свою подневольность и необходимость «команды сверху», которую, очевидно, редактор ставит выше закона. Что это как не политическая цензура, законодательно запрещенная в Российской Федерации (ст.29 Конституции РФ)?!

В таких условиях, конечно, достаточно трудно противостоять массированной информационной атаке, или, наоборот, информационному колпаку, если уж за тебя плотно взялись, власть предержащие или «денежные мешки». И наличие Интернета, безусловно, один из способов прорыва такой блокады: пока еще не столь эффективного носителя, но куда более свободного (поэтому тоталитарные режимы и стараются поставить его под контроль). Как бы то ни было, не будем забывать, что истина рано или поздно, но всегда торжествует, и посмеемся над политикой так, как это делал Твен.

 

Фото П.Воробьева
Наш баннер
Михаил Матвеев. Официальный сайт